Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

ЗА ТОГО ПАРНЯ



Вычитал как-то Малахай Поступков в старообрядческих книжках, что царь-де Пётр Алексеевич подменный, нам вместо настоящего посадили какого-то малахольного пацана-немчина, а настоящий-то томился в застенках заморского города Стекольна, нынешний Стокгольм, что в стране свейской. Там, должно быть, и помер, сердешный.
*
Почему-то на Малахая это произвело большое впечатление. Попросту, задумался он: а вот как можно доподлинно увериться в том, что и я не подменный? И дело даже не в страшилках про родильные дома и бардак, в оных творящийся. Бог с ними, с роддомами.
*
Collapse )

ПЕСНЯ ШПИОНОВ

На лосиных копытах
Задом да косолапо
Перешёл я границу
Не замечен врагом
Избежал сигуранцы
Миновал и гестапо
FBI опасаясь
Всё ползком да бегом

Мне налили сто граммов
Я их выпил устало
Передал документы
Окровавленные
А начальство угрюмо
Документы листало
Мною жизнью рискуя
Предоставленные

Collapse )

РОМАНС

Вот услыхал я, что в Польше
Один из двоих любит больше.

А вот, говорят, в Армении
Один из двоих любит менее.

Без фальши скажу и оглядок:
У нас с балансом порядок.

Почти; порой отвлечёшься, глядь -
Каждый желает перещеголять

Другого в силе своей любви,
Да так, что попробуй, останови,

И уступать не желают,
Страсти огнём пылают.

Дело до драки доходит порой,
Всё выясняют: первый-второй.

Но это издержки, а так баланс.
Этим закончу я свой романс.

ОБУЧЕНИЕ И.И.



Практически ежедневно совершая променад, я беру с собой музыкальную шкатулку и по ходу следования что-то, да слушаю. Последние недели две я слушаю себя. Вот и нынче всё та же песня, обозначим её «Песня весёлого рыбака».
*
Слушая её раз в трёхсотый, я вдруг ловлю себя на странном беспокойстве: что-то не так. Продолжаю раскручивать собственные ощущения, и довольно скоро понимаю: песня звучит практически безупречно.
*
Дело в том, что первоначально я с трудом её выслушивал до конца: слишком много шероховатостей там было и в гитарном аккомпанементе, и в вокальных интонациях. Они меня царапали, я смущался, я негодовал. Некто посторонний вряд ли заметит все эти тонкости, но у меня-то в голове песня звучала безупречно – сравнивая же «идеал» с фонограммой, оставалось только морщиться и дрожать глазом.
Collapse )

* * *

«Из песни слова не выкинешь».
Так вот и гибнут песни,
Поскольку когда-то не вытянешь,
Челюсть сведёт, хоть тресни,
Это дурацкое слово,
Вроде бы нрава не злого,
Словно свеча, задуваемое,
Непропеваемое.

СОСТОЯНИЕ №



В который раз сегодня пытался полностью прослушать «Different Trains» Стивена Райха. Снова не вышло. Примерно то же самое с «Cuatro Estaciones Porteñas» Пьяццоллы; да там у меня целый список.

Дело в том, что все эти штуки для меня очень значимы. Слушать на уровне меблировочной музыки можно, но это оскорбительно. Слушать, включаясь и действительно слушая, невозможно, ибо это больше, чем я могу. Меня попросту растаскивает.

Подобного рода музыка будто укоряет меня в моей слабости и невозможности прожить её до конца. Но диссонансы Пьяцоллы выматывают меня. Но квазиминимализм Райха ломает меня об колено.

С годами я выключаю всё быстрее. Это и понятно.

100

Можно предположить, что душа, anima, ψυχή в физическом выражении являет собой локальную вибрацию неизвестной частоты. Я не могу её почувствовать, потому что именно через неё я и определяюсь. То есть вибрация не может почувствовать самоё себя.

Вот этот сгусток колебаний и курсирует своевольно от макушки до промежности, порою «уходя в пятки».

Если о колебаниях, то, по сути, можно говорить и о подобии музыкальной, мелодической структуры. То есть уникальность каждой души – это «мелодия», разумеется, неслышная, но находящая проявление в деятельности физического тела.

Душа неизменяема, но изменяема система её связи с телом человека. Если «телефон испорчен» - можно починить. Или не можно.

ПЕСНИ ЭУШТИНСКИХ ТАТАР

«Никто не любил меня так, как она меня не любила.
Просто и буднично так, без особого пыла,
Без всевозможных страстей, потрясания бюстом Ульянова.
Было немало в её нелюбви непростого и странного.

Жили себе, читали вслух по ролям «Крокодил» и «Uroda»,
Копили на самокат, чтобы на нём на природу.
В каждом слове её, в каждом поступке, каждом движении
Виделись мне нелюбви оттолкновение и притяжение.

То-то, проходят годы, а мне нелюбовь её снится.
Орды мыслей и образов пересекают яви границу.
Если её нелюбовь такова, что бы со мной, незадачливым, было,
Если б, священным безумием поражена, взяла, да и полюбила?..»

100

Mайлз Дэвис сказал: «If you understood everything I say, you’d be me!» - Если бы ты понял всё, что я сказал, ты был бы мной.

Боже, какая глупость. Но, как положено глупости, уверенная в себе.

Слушая Майлза Дэвиса, вряд ли можно быть уверенным в том, что он сам понимает, о чём говорит.

Слушая Майлза Дэвиса, можно скоро понять, какую ерунду он говорит.

Слушая Майлза Дэвиса, можно понять гораздо больше того, о чём он говорит.

Благо, Дэвис сказал и другое, мне гораздо более понятное: «Не ноты имеют значение, а паузы между ними». Да, слова это всего лишь паузы между последовательностью тишины.

ОДИН ЗА МОЮ КРОШКУ ДРУГОЙ НА ДОРОЖКУ



В романе (повести ли?) Роберта Шекли Mindswap (Обмен разумов, 1965) есть один фрагмент, умиливший меня уже в детстве (я впервые прочитал её лет в 13-14). В переводе Н. Евдокимовой (самом печатаемом) он выглядит вот так:

«Они снова рассмеялись. Затем Кэти стала серьезной. Увидя, как быстро летит время, она сказала:
— Еще раз большое вам спасибо. А теперь мне пора.
— Конечно, — ответил Марвин, тоже вставая. — Когда мы увидимся?
— Никогда, — проговорила она тихо.
Collapse )