gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

СМЕХ В ЗАЛЕ

Наблюдал нынче начало какой-то субботней «юмористической» TV программы, и поразился одному обстоятельству. Операторы в таких передачах почему-то очень любят показывать публику, сидящую в зале. И вот сидит какая-то дамочка - провинциалочка, которой, - надо же, - скоро покажут живого Петросяна! На сцене в это время говорятся какие-то ласковые дежурные фразы, дескать, ах-ах, наши любимые зрители, и как мы без вас, и что же мы без вас, вы же наше всё. Скучища, в общем, и смеяться, вроде бы, вовсе не над чем. А дамочка – сидит, и буквально ухохатывается, и даже пальчиком кажет на сцену… Глядя на неё, невольно думаешь: либо ты, дамочка, совсем уж последняя идиотка, либо при монтаже передачи чего-то напутали, понавырезали хохочущих дамочек, и понавтыкали туда-сюда без всякого резона и разбора. Я думаю, второе вернее. Действительно, что публика должна делать на «юмористических» концертах? Хохотать до мокрых штанов и пальцем тыкать в сторону сцены. Вот она и.
*
И тут мне припомнилось недавно прочитанное где-то интервью… То ли Ширвиндта?.. Похоже. Ну, так вот, скажем, Ширвиндт толкует следующее: когда готовишь новый спектакль, стараешься предугадать, где и как публика будет реагировать на сценическое действие. «Вот здесь, после этих слов, товарищ актёр, сделай паузу, потому что смешно, дай публике посмеяться!» Послушный актёр на премьере спектакля делает паузу – в абсолютном молчании зала. А пятью минутами позже, в совершенно проходном диалоге, «как дела? – ещё не родила; как рожу, так скажу», публика вдруг начинает хохотать так, будто в зале закись азота распылили, сиречь «веселящий газ». То есть, - предугадать реакцию зала почти невозможно.
*
Не такой уж я и профессионал, но, честно говоря, и я давно уже заметил нечто сходное. В паузах между песнями приходится что-то говорить. Говоришь, говоришь, и вдруг – зал разражается смехом. Недоверчиво вспоминаешь, что же ты только что ляпнул, понимаешь, что, в общем-то, ничего смешного… Но принимаешь на веру, что «было очень смешно», и даже какое-то довольство собою испытуешь… А заранее приготовленные «гэги» прокатывают либо весьма вяло, либо вообще никак. То есть, получается вот что: после выступления нужно прослушивать или просматривать его запись, и те «шутки», которые встретили одобрение публики, «брать на вооружение».
А иначе никак.
*
Нелепость какая-то: не я смешу публику, а она выбирает, над чем смеяться, а над чем нет, я же должен всего лишь «подчиниться насилию». Не будешь подчиняться – а кому ты тогда нужен, лицедей ты наш строптивый?
*
Но всё же не дано мне этого понять: тот же Ширвиндт, человек с редким чувством юмора и вкуса, уж ему ли не знать, что смешно, а что нет? И чем «руководствуется» публика, делая «свой» выбор? Всегда начинает смеяться КТО-ТО. Но его могут тут же подхватить другие, - а могут зашикать со всех сторон, дескать, заткнись, урод. Почему ЧЕЙ-ТО смех в зале за считанные секунды становится «авторитетным», а чей-то воспринимается, как идиотская выходка?
*
Известна давняя практика клакёрства (фр., claqueur), то есть организованная реакция публики на происходящее. В зале сидит группа людей, которая по ходу действия направляет эмоции зала в нужное направление: могут освистать, а могут и овации устроить… (На съездах КПСС, помнится, всё это было очень отлажено и наглядно: вдруг по всему залу встают дяди с каменными лицами, и начинают очень согласно хлопать в ладоши. «Звучат здравицы в честь Политбюро ЦК КПСС и лично товарища…»)
*
Но тут – другое, совсем другое. И, когда лишь чуть-чуть касаешься этой темы, скоро понимаешь, что всю жизнь можно положить на её познание, изучение и, в конечном итоге - признание поражения…
*
Припомнился мне и мой скетч чуть не двадцатилетней давности, которым я и «закрою» обозначенную тему.

"Смех в зале".

Сцена пуста. Идёт техническая подготовка к началу какого-то представления. На сцену буднично выходит Рабочий сцены. Он что-то там соединяет, устанавливает, монтирует.
И вдруг - смех в зале.
Рабочий недоуменно смотрит в зал - тот полон зрителями. Рабочий смущён, ошарашен, но всё - же продолжает что-то соединять и устанавливать.
Смех в зале.
Рабочий понимает, что он попал в довольно-таки нелепую ситуацию, и не может, как прежде, серьёзно заниматься своим делом. В согласии со своей небогатой интуицией он начинает иронически ухмыляться, адресуя иронию, конечно, зрительному залу. Он по-прежнему что-то соединяет и устанавливает, но делает это теперь картинно, с подчёркнутым достоинством.
Смех в зале.
Рабочий усмехается, время от времени подмигивает залу, как бы даёт понять, что чувствует нелепость создавшегося положения, но поделать ничего не может - работа есть работа!
Смех в зале.
Рабочий заканчивает некий сложный сборочный процесс, и готов уйти со сцены. Но он не торопится, только лишь видом своим как бы декларирует - вот, дескать, ухожу! Вот, дескать, инструменты соберу, кепочку свою найду, халат отряхну, то, сё...
Смех в зале.
На этот раз рабочий воспринимает его как явный знак одобрения своих действий. Теперь он улыбается уверенно, выходит на авансцену.
Смех в зале.
Рабочий говорит:
-Вообще-то я здесь по долгу службы, так сказать. Вообще-то я - рабочий сцены, Пётр Кнопка.
Смех в зале.
- А чего вы смеётесь? Я ничего смешного не сказал! Или фамилия вас, что ли, развеселила?..
Смех в зале.
-Вы подумайте-ка! Фамилия им моя не нравится! Ишь! Да в гробу я вас всех видел!
Смех в зале.
- Козлы! Мудачьё! Да пошли вы!..
Смех в зале.
Рабочий стоит ещё несколько секунд, лепечет что-то злое и жалкое. Потом решительно уходит за кулисы, по пути руками выказывая залу своё «фу».
Смех в зале.
И так далее, через каждую минуту, повторяется монотонно и упрямо, будто волны бьют о берег:
Смех в зале...
Тишина...
Смех в зале...
Тишина...
Смех в зале...


ГЦ
Subscribe

  • 100

    «Грандиозная премьера», «невероятное шоу», «очередной шедевр», «событие века». Разумеется, подобного рода словосочетания – непритязательная…

  • 100

    Вспоминая обстоятельства прошлого - начала нынешнего года, я, как драгоценный камень, храню в своей памяти это: целевая обработка подъездов жилых…

  • 100

    Один из самых забавных инструментов стратегии «мягкой силы» - убедить человека в необходимости какого-то решения, старательно избегая описания того,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • 100

    «Грандиозная премьера», «невероятное шоу», «очередной шедевр», «событие века». Разумеется, подобного рода словосочетания – непритязательная…

  • 100

    Вспоминая обстоятельства прошлого - начала нынешнего года, я, как драгоценный камень, храню в своей памяти это: целевая обработка подъездов жилых…

  • 100

    Один из самых забавных инструментов стратегии «мягкой силы» - убедить человека в необходимости какого-то решения, старательно избегая описания того,…