gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

SALTA!*

Так пришлось, что однажды мне срочно потребовалось превратиться в дикого кабана-секача. Ненадолго, на день-два, от силы, но потребность в том была просто-таки болезненно-насущной. Долго объяснять… Ну, в общем, как говорится, вопрос жизни и смерти…
*
Дитя просвещённого века, я, с одной стороны, прекрасно понимал, что это просто бред и дикость какая-то. Дяденька на четвёртом десятке лет, при пиджаке и очках, высшее гуманитарное образование, а вот надо же – в голом виде, обросши шерстью, бегать с нечистыми клыками и пятачком по лесам – по долам. Но, с другой стороны, повторюсь, – очень нужно было. Здравый смысл хорош только в комфортных, оранжерейных жизненных обстоятельствах, а как прижмёт к заднице, - ангелы вы мои, чего только не удумаешь, с каким только несуразием не сообразуешься!
*
Так что недолго мучилась старушка… Определив цель, следовало ознакомиться со средствами её достижения. Обложившись книгами по демонологии и колдовству, коих и в то время было издано уже видимо-невидимо, я начал искать рецепты желаемой трансмутации. Искал с трепетом немалым, ибо предчувствовал, что рецепт должен быть очень даже трудоёмкий и неприятный, сопряжённый с поеданием гадюк и целованием жаб, возможной куплей-продажей бессмертной души и прочими неприятностями.
*
Каково же было моё удивление, когда очень скоро я нашёл способ на удивление простой и даже в чём-то привлекательный. Для того, чтобы стать оборотнем, мне следовало только лишь выйти в лес, найти пенёк и воткнуть в него нож. Далее: разбежавшись немного, перекувыркнуться через оный пенёк, в то же время творя соответствующее заклинание, в коем и указать, в какого, собственно, зверя я хочу обернуться. Таким образом, по ту сторону пенька на землю должен хряпнуться уже вполне оформившийся и неотличимый от настоящего секач, то есть взрослый половозрелый кабанчик весом 120-200 кг. Приятно то обстоятельство, что, помимо свинской личины и кариесных клыков, сия сущность так и останется дяденькой на четвёртом десятке лет с высшим гуманитарным образованием.
*
Одно «но», безусловно, имелось, и было бы странно, если бы его не случилось вообще. Если какой-нибудь олух набредёт в лесу на тот самый пенёк, да ножик ему приглянется, да вынет он его из пенька, быть мне кабаном до скончания века. Однако, думалось мне, можно каким-то образом подстраховаться на сей счёт, да и способы к тому тут же придумались.
*
Так что поспешил я прочь из Томска, примерно зная, где же осуществить задуманное. Сидя в автобусе, следующем в один из близлежащих райцентров области, я усмешливо думал всё про то же: вот ведь, как всё просто – то, что ещё вчера я считал бредом воспалённого воображения, нынче же уложилось в голове очень даже ловко и без особого труда. Один «здравый смысл» сменился другим, и ровным счётом ничего не произошло, - никаких смятений душевных, никаких тебе там «to be or not to be...» Волновала меня лишь одна вполне прикладная проблема – гимнастом меня назвать можно, но с известными оговорками: сумею ли я сделать сальто над пеньком?..
*
В лесу, - глухом-преглухом сосняке, - я скоро нашёл очень даже подходящее место с прямо-таки образцовым пеньком. Со стороны, если некий зевка и забредёт в эти края, ни черта он не разглядит – ни пенька, ни ножика: густые заросли папоротника окружали облюбованную мною маленькую полянку. Да и ножик я прихватил неприметный, да и пенёк был ломанный, так что засунуть лезвие в глубокую щель, забитую хвоей, было совсем не сложно. Что я и сделал.
*
Итак – перекувыркнуться, обернуться кабаном, тут же побежать, куда надо, сделать то, что должно, вернуться, перекувыркнуться, и всех делов-то. Я обстоятельно разделся, сложил одежду в полиэтиленовый мешок, упрятал его в неприметную ямку и забросал трухой и хвоей.
*
Вот тут и началось… «Сальто-мортале»… «Смертельный прыжок»… вот итальяшки, придумали же… «смертельный»… да никакой он не смертельный… Только вот шага за два до пенька надо сгруппироваться, подать верхнюю часть тела вперёд, будто падаешь, и сильно оттолкнуться…
*
«Суха теория, мой друг, а древо жизни пышно зеленеет»… В тупой нерешительности я напряжённо стоял в пяти-шести шагах от волшебного пня чуть не полчаса. Я то и дело повторял коротенькое заклинание, должное превратить меня в кабана, и каждый раз удовлетворённо бормотал: «Ну, с этим-то у меня всё в порядке!» То есть, дескать, если с этим всё в порядке, чего стоит взять, да перекувыркнуться?..
*
Но я боялся неловко упасть и повредить себе что-нибудь. Руку сломать, ключицу. Трахнуться головой, и, тем более, лицом, о пень. Я почему-то сугубо думал о лице. Сняв и упрятав очки вместе с одеждой, я теперь всё вокруг видел расплывчато, приблизительно, туманно… «А кабан, - он тоже будет близорукий?!» - с ужасом подумалось мне. Я тут же представил себе здорового кабана, который бешено несётся по окрестным лугам, а на рыле у него – мои очки в металлической оправе, со стёклышками, заляпанными мокрыми травинками…
*
Вдоволь настоявшись, я начал нелепые попытки пробежек до пенька. Когда следовало именно что прыгать, всё время что-то мешало мне: то услышу какие-то странные звуки, то ногу сведёт, то срочно понадобится отлить… Когда же, во время 152-й попытки я таки поскользнулся на какой-то гнилушке и боком грохнулся в куст папоротника, да на какую-то сухую ветку там напоролся, да ляжку поцарапал до крови, терпению моему пришёл конец. Полный какого-то гаденького благородного негодования, я быстро оделся, бросил мешок в кусты, и пошёл вон из леса.
*
По возвращении в город я запил по-чёрному. Только через месяц-другой я пришёл в себя, и занялся обстоятельным, иезуитским самооправданием. Это дело у человечиков всегда получается лучше всех остальных. Понабрав сотню-другую доводов в свою пользу, я успокоился окончательно.
*
Тем более, ножик-то я в пеньке оставил, забыл про него совершенно. Именно это обстоятельство превращало меня в моих же глазах в тихого, незаметного героя, всегда готового совершить своё последнее и решительное сальто-мортале. При условии, что пенёк стоит на том же самом месте.

ГЦ

* Лат. – «прыгай!» Вспомнить «Hic Rhodus, hic salta!» («Здесь тебе Родос, здесь и прыгай»)
Subscribe

  • 100

    Поссорились нынче Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. И что же, скажете, что И.И. до того не знал, каков подлец И.Н., а тот понятия не имел, на…

  • * * *

    К тебе придёт человек от меня Расскажет как да что Расскажет толково и не темня Дай ему денег сто Двести триста решай сама Не предлагай ночевать Он…

  • 100

    Запирают меня в какой-то комнате без окон и говорят: сидеть тебе две недели. На выбор: мы можем на стенку повесить часы, а можем и не вешать. А?..…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments