gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

LEPUS

(т.е. «заяц»)

Светлая, чисто прибранная деревенская горница. На окнах - цветастые занавески. В центре комнаты - стол, за которым сидит Ферапонт. Он старательно и неумело пишет что-то на листке бумаги, бормочет про себя:
« ... а я её и взаправду люблю, Никодим. Вот ты всё пишешь, что у ней, дескать, ни рожи, ни кожи, ноги колесом, волосья, как пакля, запах тяжёлый и вид в целом покинутый. А я её всё одно люблю, уж очень ты мне с этими отговорками опостылел, и взыграл во мне дух противуречия. Так что можешь стараться и яриться - любовь моя оттого всё крепчее и крепчее. С тем привет тебе от меня и от зазнобы моёй, хучь ты её и манкируешь...» Точка. Ух!.. А всёж-таки хорошо грамоте уметь! Что я без грамоты нынче? Так, пустой звук.
По старой памяти издаёт пустой звук. Из-за его спины появляется Домна, весьма похожая на своё описание, приведённое выше, и ладонями закрывает Ферапонту глаза.
Ферапонт: Темно. Свет выключили. Дела.
Домна: А ну, угадай с трёх раз - КТО ЭТО?
Ферапонт: Темно. Не вижу. Где, что?..
Домна: Ужели ты меня не узнаёшь? ЭТО ЖЕ Я, ТВОЙ ЗАЙЧИК!
Ферапонт: Зайчик - это да. Это помню. Прыг-скок, через речку - под мосток. Ухи длинные, лапы скакучие, кричит дерзко. Так всё одно не разгляжу - темно, чёрт дери. На подстанции авария, чи шо?.. Не вижу... Мамо, ты, что ли?
В комнату входит дряхлая мать Ферапонта. Одной рукою она держит за уши живого зайца, в другой же - вострый кухонный ножик, которым и угрожает зайцу. Тот в ужасе. Удовлетворённая содеянным, мать медленно удаляется.
Ферапонт: Мамо, ты, что ли? Темно почему? На подстанции, да?..
Домна (отворяет Ферапонту очи, делает перед ним несколько неловких вальсирующих движений): Это я, касатик мой!
Ферапонт (щурясь, озираясь): А, Домна, здравствуй! Свет выключили, темень - хоть глаз выколи! Слава Богу, снова дали. Представь себе, сижу я в этой темноте, и вдруг со мной кто-то говорит. Я спрашиваю - кто? А он говорит, дескать, я - заяц. То есть по голосу и по манерам я это сразу понял, но виду не подал. Это до чего же распоясались зайцы - ходят, пользуясь аварией на подстанции, по домам, лапами тычут, голосом говорят и прочее. Ещё спёр чего, небось!..
Домна: Ох, не дай Бог!.. Я уж тогда к себе побегу, может, он и у меня был... Может, и вправду, спёр чего... Ну, дела, куды ж мы котимся! Зайцы, и те уже!..
Ферапонт: Мамо, мамо!
Входит дряхлая мать Ферапонта. В одной руке она держит ободранную тушку зайца, а в другой - окровавленный столовый ножик.
Домна: Ой, да вы уже споймали его!
Ферапонт: Мамо, так вы что - споймали зайца?
Мать мёртвым немигающим взором смотрит на сына и молчит.
Домна: А чегой-то с мамою, ась?
Мать молча, медленно и тожественно уходит за сцену.
Ферапонт (вослед матери): Конечно, жалко зайца, всё - живая душа! Ну, а кто его заставлял свет темнить? Потому сам и виноват, так что вы его, мамо, нынче с капустою потушите, да и съедим болезного!
Домна: Правильно. Поди, стервец, все лампочки погрыз, пойду к себе, проверю, лампочек, говорю, не напасёшься! (уходит)
Ферапонт (в тяжком раздумье снова садится за стол и продолжает писать письмо): «А ещё что добавлю, Никодим, чтобы ты зайцев берёгся. Они с виду только тихие, а чуть отвернулся, они свет портят и в темноте горазды на многие пакости, лапами за глаза хватают, в два счёта извести готовы, твари двуличные. Ещё хорошо, ежели потушить их с капустою. А ежели ты будешь супротив моёй зазнобы афронт строить, то я тебе жизни не дам, и, подобно зайцу, изводить и увечить стану. С тем и до свидания - твой дружок». (вкладывает письмо в конверт, обильно слюнявит оный, с чем и затворяет затем) Никодиим! Эй, Никодииим! Эгей!
Из соседней комнаты появляется заспанный Никодим: Чего тебе?
Ферапонт: Тебе письмо!
Никодим: А... (берёт письмо, следует к себе)
Ферапонт: Ты мамке почитай, она у нас дура неграмотная, а всё ей интересно поди - чего пишут-то? Так ведь, а?
Мать тут же выглядывает из-за угла, пристально и долго смотрит на сына, затем крадучись, вдоль стеночки, проходит по сцене и исчезает.
Появляется Домна:
Лампочки-то целые, все до одной... Оговорили зайчика, изуверы, извели тварь безвинную! Оговорили, псы паскудные! Как же теперь жить-то, а?.. Куда ж?.. Что же теперь?.. А?.. (в смятении рвёт на себе оставшиеся волосы)
Раздаётся дикий, нечеловеческий крик. Из-за кулис появляется дряхлая мать Ферапонта, в её руках - чугунок, из которого валит пар с мясным духом. Она ставит чугунок на стол. Ферапонт, Домна, заспанный Никодим, обступив стол, становятся на колени в скорби великой и склоняют головы. Дряхлая мать - чуть в стороне, сложив руки на груди, тихо плачет и покачивает головою. Занавес.
Subscribe

  • (no subject)

    • «Ты был бесподобен!» - равно как и «Ты был безобразен!» - то есть не имел зримого выражения • меморо́ид – «кажется, припоминаю». «Со мной случился…

  • (no subject)

    • Статья 162 УК РФ, п. 5: «Соловей-разбой». То есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением свиста. • особый…

  • (no subject)

    • Куртуа́зия • гря́зька для волос • 100% trashback на все покупки • японцы начали затягивать ха́йку • кобели́ск • использую своё право ве́ток • с…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments