gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

НЕВОЗМОЖНОСТЬ ТРАМВАЯ, или КАРАКАМЫШ

В своё время, в начале 90-х годов, знаменитый и сам по себе, и как автор и исполнитель СОБСТВЕННЫХ песен, Пантеон Забутов жил-поживал в стольном граде Ташкенте, да в эдаком рабоче-крестьянском районе оного, именуемым Каракамыш. Для того, чтобы доехать до него из центра Ташкента, нужно было сесть на трамвайчик, и пилить по затейливым кривулинам чуть ли не час… Созерцание одноэтажных глинобитных кварталов, проплывавших за окном, изредка разбавлялось чем-нибудь забавным, например, официозною табличкой, которую я углядел на стене одного из домов: «Образцовая махаля*».
*
Да, я приехал в гости к Пантеону Забутову. Приехал мириться. Больше года мы с ним были в глухих контрах, не переписывались, не телефонировали, причём ни мне, ни, как оказалось, ему, было совершенно неясно, какого чёрта мы всё это время нюхали дохлую собаку… Так что примирение произошло совершенно буднично, уложившись в 10-20 слов с обеих сторон. Зато напились мы по этому поводу весьма и весьма: несколько пришлось бегать в соседний магазинчик, чтобы затариться ещё пятью-шестью бутылками своеобразного «узбекского божоле» - мутноватого молодого вина, которое стоило… ой, чуть ли не рупь за поллитру.
*
Жарища стояла несусветная, и, право, пить без опаски получить тепловой удар можно было только это самое вино… Количество постепенно перешло в качество, и как я уснул, и как я спал в этом комарином царстве, помнят только те, кто. Я же вовсе не помню.
*
Проснулись поздно. Пантеон предложил сходить «тут недалеко», и побаловаться пивом. Действительно, кварталах в двух от его дома, на берегу какого-то студёного канала, стоял «пивной павильон». Покупателей не было, так что мы скоренько наполнили две трёхлитровые банки, прихваченные ПЗ из дома, и устроились на берегу канала, под сенью вполне тенеобразующих кустов.
*
Это было здорово. Во-первых, мы действительно соскучились. Во-вторых, мы без греха и с лёгким сердцем оставили своих женщин. В-третьих, пиво было вполне сносным. В-четвёртых, было прохладно, и тот, кто бывал-живал в тех краях, это сразу оценит. После трёх-четырёх выпитых литров нас потихоньку развезло, мы стали благостны и влажнооки.
Три раза мы наполняли свои банки холодным светлым пивом, и, как следствие, то и дело орошали соседние кусты не менее светлой мочой.
*
Просидели мы эдак часов пять… То толковали о чём-то, то молча смотрели на быстрое течение «мыльной» воды в канале… Он был совсем неширок, другой берег густо порос какой-то дурной пыльной травой… Мы уже было собрались возвращаться в морилку, иначе квартиру ПЗ (особенно в полдень и после обеда) не назовёшь…
*
И вот тут произошло то, что вспоминаешь всю оставшуюся жизнь, как ироничное откровение самого Господа Бога… Что я! - и Пантеон смотрел на противоположный берег канала широко раскрытыми глазами, и было с чего: вдоль самого берега медленно проезжал трамвай, до отказа набитый людьми. Причём люди, донельзя заморённые жарой и духотой, всем скопом смотрели из окон трамвая на нас с Пантеоном с каким-то тупым любопытством и завистью, впрочем, вполне понятной.
*
«Откуда – здесь – трамвай?!» За пять часов, покуда мы сидели на берегу, ничего, даже отдалённо напоминающего трамвай, не появлялось в поле нашего зрения… В общем, мне показалось, что это, должно быть, и есть тепловой удар… или… галлюциногенное пиво?.. или… что ещё?..
*
Вот в чём дело: когда попадаешь в подобную ситуацию, мир вокруг разом преображается, становится намного более цветным и объёмным, и каждое ощущение своё смакуешь, как дорогое вино… Невозможность трамвая была очевидна: всё-таки за общественным транспортом следует репутация более-менее регулярного. И когда вдруг в десяти-пятнадцати метрах от тебя проплывает подобная фата-моргана, поневоле впадаешь в необычное состояние сознания…
*
Даже когда ПЗ вспомнил и растолковал мне, что тут и к чему, ощущение нереальности произошедшего не оставило меня. Любопытствующим излагаю: трамвайная линия на другом берегу была, только из-за травы её было совсем не видно. А сам трамвай… Он проезжал по этому маршруту лишь несколько раз в сутки, развозя рабочих какого-то крупного завода по домам и на работу…
*
Вспомнилось, что и в Томске в своё время был такой трамвай… Задержавшись в «гостях» заполночь, без копейки в кармане, приходилось ждать, если мне не изменяет память, четырёх часов пятнадцати минут… Именно в это время к нужной мне остановке подкатывал совершенно пустой трамвай, который совершенно бесплатно доставлял меня на родной Томск-I. Мне очень нравилось, что он пустой – создавалось впечатление, что только ради меня он и катается поздней ноченькой по всему городу…
*
Вернёмся к нашим баранам. С того дня миновало некоторое время, и мы – я (раньше) и Пантеон (позже), - навсегда расстались со своими женщинами… Я больше никогда не был в Ташкенте… Да и вряд ли когда ещё… И что я там потерял нынче?.. Но – странно, - вот на том самом месте, на берегу студёного канала с «мыльной» водой, - посидел бы сейчас, пускай без пива

В ОЖИДАНИИ НЕВОЗМОЖНОГО ТРАМВАЯ…

ГЦ

*Смешное сочетание: «образцовая» – да вдруг какая-то «махаля». На самом деле всё просто, «махалля» - это всего-навсего «квартал», где чаще всего живут вместе родственники, целый род.
Subscribe

  • 100

    Я всегда очаровывался пустыми замкнутыми пространствами, в которых мне приходилось работать. Пустая ночная школа. Пустой участок Сибэлетромотора.…

  • 100

    С точки зрения разумных растений весьма странно выглядит страсть человека к их половым органам, сиречь цветам. Люди дарят их друг другу, бесконечно…

  • 100

    Представилось: скажем, в двенадцатилетнем возрасте все дети встречались бы с неким ясновидящим, который предсказывал их дальнейший жизненный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments