gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

Из архивов: ВО СНЕ ТЫ УВИДИШЬ ЧИНАРУ

Это дерево с раскидистой кроной, крученными - перекрученными ветками и стелящимися по земле корнями. Его ещё называют «восточный платан», оно живёт до двух тысяч лет. У него очень твёрдая древесина и прохладная тень. Растёт чинара на Кавказе и в Крыму.
Да, кстати, тебе снится, что ты в Крыму. И как только ты это поймёшь, сна как не бывало. Раннее утро, но солнце жарит уже вовсю, а твоя палатка стоит на открытом месте, и уже в начале седьмого, если погода обещает быть ясной, находиться внутри практически невозможно: жарко и душно до одури.
У тебя есть два выхода: либо переползти под ближайшую чинару и там продолжить свой сон, либо окончательно проснуться и, предположим, пойти на море.
Так ли, иначе, ты выбираешься из палатки. Чинара – слева, в небольшой ложбине. Справа, у обрыва, натянут здоровенный тент, а в тени его, в шезлонге, сижу я, собственной персоной. На столике рядом валяется пачка сигарет и стоит уже початая бутылка красного сухого вина. Туманным взором я смотрю на Керченский пролив, и на полоску земли, которая виднеется за ним. Это – Тамань, воспетая г-ном Лермонтовым, это – Россия. По проливу медленно плывёт танкер, он везёт сырую нефть из Туапсе в Ростов-на-Дону, должно быть. Пройдёт не менее получаса, прежде чем этот тяжеловесный кораблик исчезнет за горизонтом.
«Вот, сидит человек в шезлонге, в половине седьмого утра, и уже делом занят», - лениво думаешь ты, по-прежнему не решив для себя, куда же себя девать: под чинарой валяться до полудня, или же в море утопиться?

С этой мыслью ты просыпаешься. Ужасно душно и жарко. Ты выбираешься из палатки. Я сижу в шезлонге и пялюсь на воспетую Лермонтовым. Я очень благодушен, бутылка красного сухого уже почти пуста. «Что, жарко в палатке?» - вопрошаю я тебя, - «А ты лезь под чинару, там хорошо, там прохладно».
«Я полозов боюсь», - отвечаешь ты. Полозы, - это такие ящерицы без лап, а по виду, - змеи, хотя и безобидные донельзя. «Так они тебя больше боятся, чем ты их», - слышишь ты, сонно и безвольно киваешь, снова лезешь в палатку, достаёшь полотенце и прочую дребедень и идёшь на море.
Это значит, - спускаться вниз, с горы, километр, а то и больше. Только не ходи босиком. В Восточном Крыму каждое растение - колючка, оно так и норовит тебе под босую ступню какую-нибудь гадость подложить. И хромать тебе потом неделю. А зачем тебе хромать?
Нынче безветренно, и потому море чистое; Азов мелкий, и потому, стоит ему заволноваться, со дна сразу поднимается ил и обыкновенная грязь придонная. Там, внизу, есть сравнительно небольшой участок песчаного пляжа. Туда-то ты и направляешься, бросаешь полотенце на песок, садишься. Спать по-прежнему хочется, но даже и не вздумай уснуть у моря! Сгоришь за полчаса так, что родные и близкие вряд ли узнают тебя в ближайшие две недели. Ты лучше в море иди, прекрасно тонизирует за считанные две-три минуты. Иди, иди, душа моя.

Не успела. Снова проснулась в душной палатке, кое-как выбралась из неё. Шезлонг пуст. Я куда-то ушёл, скорее всего, - за очередной порцией красного сухого. «Вот ведь пьянь паровозная!» - думаешь ты просто так, и садишься в шезлонг. «Не кури натощак!»- поёт где-то за кустами Краснознамённый хор Советской Армии. Но ты зачем-то берёшь со стола пачку «Кента», вертишь её в руках, достаёшь сигарету, закуриваешь.
Танкер уже почти исчез за горизонтом. Из Порта-Кавказ в Порт-Крым через пролив тащится автомобильный паром. Дурацкая саранча, с палец длиной, прыгает на синтетический полог и начинает сосредоточенно грызть ткань.
Скоро возвращаюсь и я. Несколько недовольный тем, что наблюдательный пост занят, я тем не менее приветствую тебя примерно так: «Доброе утро, душа моя! Как спалось?.. Не хочешь ли холодного сухого вина, разбавленного водой?» (там это самый популярный напиток) Действительно, в руках у меня две бутылки «Совиньона».
«Почему нет?» - философски ответствуешь ты.
Потягивая вино, ты вспоминаешь, что нынче ночью тебе снилась чинара: «Мне сегодня чинара снилась. Вот эта», - и ты киваешь головой в сторону. «Да неужели?!» - это уже мой голос, - «Батюшки светы, поди ж ты, сон в руку: просыпаешься, а чинара тут как тут!»
Из соседних палаток уже выползают люди, - и знакомые, и не очень. Лагерь просыпается. Но завтрак только через час – полтора. Я успею справиться с «Совиньоном». Ты успеешь дойти до моря. Взяв полотенце, ты уже начала спускаться вниз. Из открытых дверей джипа, стоящего на обочине дороги, слышится меланхоличный голос Sade, какой-то старенький концерт, кажется, «Stronger than pride».
В голове, - лёгкая дурь от вина, под ногами, - сухая и пыльная трава Восточного Крыма. Начало июля две тысячи Бог знает какого года. Череда пробуждений ото сна, который тебе ещё не приснился. Но приснится обязательно, если захочешь, конечно.
И начнётся он с чинары.
Subscribe

  • ПОТОК СОЗНАНИЯ ВОССТАВ ОТО СНА

    Закрой глаза, поверни взор внутрь, Там увидишь то, что тебе желанно. Надеюсь, это будет не шуба из нутрий, Тем более, не панированное филе…

  • ПОТОК СОЗНАНИЯ НА СОН ГРЯДУЩИЙ

    Побрился на́ ночь, лицо умасти́л Меновази́ном, чтобы пахло больницей. Левоментол, новокаин, анестезол, ацетил и иной бутил. Интересно, что на фоне…

  • * * *

    В безбожный век прослыть безбожником не странно. Вот стало бы безбожие возбранно, Тогда б я посмотрел. И то смешно, как некто с возбужденьем…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments