gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ИСКУССТВЕННЫЕ (НАВЯЗАННЫЕ) СИСТЕМНЫЕ КРИЗИСЫ



Юность моя и младость были связаны с двумя «молодёжными организациями», весьма отличными одна от другой; с 7-го по 10-й класс я был очень активным волонтёром штаба Поста № 1 у Вечного Огня и Монумента, что в Лагерном саду города Томска. Это была военно-патриотическая работа в школах города, очень важная и интересная для меня о ту пору, - недаром после школы я сразу поступил в военное училище… А после того, как через три года я училище бросил (или оно кинуло меня?..), я довольно скоро (благодаря старому постовскому другу Федьке Горкавенко) попал в томский КСП с дурацким названием «Пьеро» (образ Пьеро у меня никогда не вызывал никаких положительных эмоций…)
*
В той и другой «организации» были довольно толковые руководители, - умные мужики лет тридцати, эдакие доморощенные социальные психологи. Ну, так, или иначе, две-три книжки по этому профилю были ими освоены, остальное они довольно удачно додумали сами. Удивления достойно то, что и тот, и другой, - каждый в своё время, разумеется, - поведали мне одну и ту же историю, мало чем различавшуюся даже в деталях. История простая:
*
Любое добровольное объединение людей «по интересам» (будь то военно-патриотическая работа, будь то авторская песня) имеет вполне конкретный срок своей жизни. Они даже указали этот срок, - семь лет. И эти семь лет, в свою очередь, делятся на три основных периода:
• Первые два года, - время невиданного энтузиазма, даже некоторого самопожертвования членов этого объединения; как говорится, последнюю рубашку с себя снимут, будут дневать и ночевать, пахать, как папы карлы, и буквально наслаждаться чувством локтя, солидарности, братства (сестринства) и прочими удивительными вещами, этому периоду свойственных.
• Последующие три года, - время спада «пассионарной активности», но, в то же время, время стабильной и толковой жизнедеятельности, уже довольно устоявшейся, обросшей некоторыми традициями и т.д.
• Последние два года, - время упадка, когда традиции остаются, но за ними уже ничто не стоит, они как говорится, «ничем не наполнены». Время стабильной и толковой жизнедеятельности сменяется имитацией деятельности, пустопорожними междусобойчиками, бесконечным флиртом мальчиков и девочек. Идея, бывшая изначально, «самоскушалась», оставив после себя лишь оболочку, гроша ломаного не стоящую.
*
Далее, по окончании этого семилетнего цикла, сия организация либо исчезает за своей полной ублюдочностью, либо, если по каким-то причинам её существование кому-то (скажем, какой-то властной структуре) выгодно, продолжает существовать и далее, но имеет самый жалкий и выморочный вид.
*
Единственное спасение подобных объединений от маразма очень непопулярно и жестоко, - руководство объединения раз в полтора-два года искусственно создаёт системные кризисы, в результате которых признанные авторитеты коллектива летят вверх тормашками, аутсайдеры и хулиганы вообще изгоняются, - всё это творится с треском, со скандалом, с воплями и слезами. Понятное дело, всё это делается так, что истинное руководство остаётся как бы в стороне, - оно лишь третейский судья, арбитр, но уж никак не инициатор всего этого шурум-бурума. Поэтому оно сохраняет все свои позиции и продолжает руководить уже заметно обновлённым составом этого самого объединения. Понятно, что для всего для этого требуется известная осторожность, - можно так разогнать всех и вся, что после костей не соберёшь…
*
Как раз в это самое время на экранах телевидения можно было видеть живой пример подобного рода организации, - знаменитый клуб «книголюбов» «Что? Где? Когда?» под руководством Владимира Ворошилова (Калмановича). Вот он-то, злодей, устраивал подобные «чистки» с регулярностью примерно раз в год, - то и дело менял правила, превращал признанных лидеров игры в каких-то шутов гороховых, рушил репутации, с позором изгонял, и тут же кого-то вводил в «ближний круг». Всё это возмущало «знатоков», - но мало кто шёл дальше возмущения, ибо присутствие в клубе было безумно престижно, - всесоюзная известность, то, сё.. Всё это возмущало телезрителей, - но они были и оставались лишь зрителями, и это их тоже вполне устраивало. Так что, ни шатко, ни валко, с огрехами, кризисами, провалами, эта передача просуществовала в эфире не семь лет (что для TV само по себе уже чудо…), а двадцать пять!.. И только смерть Ворошилова положила предел этой игре, - она тут же сдулась, стала ничтожной.
*
Я думаю, даже чуть сведущему в советской истории всё вышеописанное явно навеяло вполне здравые аллюзии с товарищем Сталиным и его регулярными чистками рядов парии и госаппарата. А также с прекращением эпохи чисток и превращением партии и госаппарата в стадо жадных и изуверившихся чиновников, - за какие-то 20-30 лет идея похерилась, остались лишь ритуалы и традиции, которым без идеи, - грош цена в базарный день. Конечно, сравнение истории СССР и истории телеигры «Что? Где? Когда?» кому-то может показаться опрометчивым, но это не отрицает самой идеи искусственных системных кризисов, о которой, собственно, и шла речь.

ГЦ

P.S. В свете всего вышесказанного пресловутое 10-летие Live Journal предстаёт в несколько ином свете: чего уж там праздновать-то...
Tags: Психологические ытюды
Subscribe

  • (no subject)

    • встретились пироманьяк да гидроманьяк, и стали силушкой мериться • целоку́дрие • прелюбоодея́ние (что-то вроде спецодежды) • безопасные в…

  • * * *

    Не сомневайся во мне: когда-то предам. Впрочем, это вопрос терминологии. В чём-то смышлёные не по годам, В чём-то и вовсе убогие, Сами решаем, кто…

  • КОПИЯ КОПИИ

    Моя незатейливая шутка: я пересылаю абоненту какой-нибудь файл, видео или текстовой, не важно, с припиской – «не понравится, верни обратно». *…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment