gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ПОЭТИЧЕСКИЙ ВЕЧЕР



Фрагмент 1.

Актовый зал административного корпуса чертильно-рисовальной фабрики им. Леонардо да Винчи. Присутствует порядка 30 особ особо одухотворённого вида, но слабо выраженной половой принадлежности. Есть, конечно, весьма лысые, всклокоченные и бородатые, но это до конца не убеждает. Таковым является и ведущий поэтического вечера, 40-летний отшельник и маг поэзии, энтузиаст и устроитель, Эрнст Супрун (в дальнейшем всё же, попросту, «Ведущий»).

Ведущий: Итак, дорогие друзья, как всегда по пятницам, я с огромным удовольствием открываю наш поэтический вечер. И, как всегда, наша искренняя благодарность, - начальнику отдела кадров чертильно-рисовальной фабрики, Феогонии Лавровне Нáспину, благодаря которой вот уже который год подряд мы имеем своё помещение… свой уютный уголок… в котором мы и можем предаваться нашему духовному пиршеству… Надеюсь, Феогония Лавровна, вы нам сегодня почитаете что-нибудь… из своего?.. (получает подтверждение) Вот и прекрасно!.. Ну, а мы переходим к первому номеру нашей программы, я приглашаю на эту сцену молодую, но все нам уже хорошо известную поэтессу Иду Рубинштейн!.. Поаплодируем… (отходит к своему журнальному столику, стоящему в углу сцены, садится за него, с огромным интересом смотрит за всем происходящим далее)

На сцену тем временем тяжко поднимается удивительно пышного телосложения дама лет сорока, в огромных размеров вязаном махровом палантине, с каким-то банным полотенцем, намотанным на голове в виде неправильной формы тюрбана. То, что она, - Ида Рубинштейн, догадываются немногие на этом свете, в миру её обычно называют «Вера Кобылюк», причём она прилежно отзывается на это малозвучное имя. Так ли, иначе, Ида Рубиншейн (Кобылюк) на сцене, в её руках несколько листков ксероксной бумаги, по которым она, по всей видимости, и станет сейчас читать свои вирши.

Ида Рубинштейн:

Я – публичная девка Монмартра,
Я – волчица в венке fleur d’orange,
У Симоны отбила я Сартра,
Из яиц его сбила меланж.

Я порочна, как стая шакалов,
Завтрак мой, – кокаин и перно,
Я устала, безумно устала,
Впрочем, мне всё равно, всё равно…

О, как страшно внеконтекстуально
Пребывать не в себе и не с вами!
В каплях крови моей менструальной
Отражается адское пламя…

Хохоча и рыдая натужно,
Я куплю безразмерные «Always»...
Впрочем, этого разве мне нужно?
Только что же мне нужно?.. Бог весть.

Еле-еле дочитывает до конца и, сотрясаемая рыданиями, под редкие аплодисменты убегает за кулисы. Через минуту возвращается, зарёванная и успевшая отпить глоток перно из заветной бутылочки, висящей на шее под палантином.

Ведущий: Прекрасно, прекрасно! Есть ли у присутствующих какие-либо вопросы к Иде? Задавайте, задавайте, не стесняйтесь…

Голос из зала: Ида, скажите, пожалуйста, вот я уже третий год посещаю эти поэтические вечера, и на протяжении всего этого времени вы каждую пятницу читаете одно и то же стихотворение, - почему?..

Ведущий: Позвольте, любезнейший, вы же задавали точно такой же вопрос в прошлую пятницу! Нельзя ли поразнообразнее, что ли?.. Так, вопросов больше не имеется.
Переходим к следующему выступлению…
Tags: Вечер поэзии
Subscribe

  • ОБЩИЙ СБОР

    Я прилетел в Москву довольно поздно вечером, а уж пока добрался до Мытищ, так и вовсе было два часа ночи. Пантеон Забутов встретил меня на…

  • * * *

    Вот говорит календарь, что-де «скоро зима», А зима уже здесь, за окном. «Скоро уйду», говоришь, «с тобою тюрьма», А ушла уж давно, в году…

  • 100

    Слушая некий опус Max Richter, подумал, что пошлость применительно к музыке состоит в её предугадываемости. «Вот сейчас будет вот так, а сейчас вот…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments