gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

НАЧАЛО РОМАНА



«Тимофей Куцевол, сорокалетний председатель колхоза «Дао Ильича», похмельно и тяжко слез с печи. В избе висел густой угар, но Тимофей, прошедший через газовые атаки Первой Мировой, был безразличен к угару. А вот жена его, Матрёна, никак не могла к нему привыкнуть, и потому лежала на полу, простоволосая и трогательная в своём беспамятстве, - губы её были белее лица, она не подавала никаких признаков жизни...

Тимофей привычно выволок её на крыльцо, повернул на спину и несколько раз надавил коленкой на грудину, - сердце стронулось, Матрёна захрипела и очнулась. Минутами спустя она уже совсем пришла в себя; села на крыльцо, тоскливо посмотрела в небо и промолвила:

-Тимоша, может, пригласим Егорку, пущай переложит печку, а?.. А то я второй год ни жива, ни мертва, каждую ночь угораю… У меня в голове, кажется, уже всё умерло, я ж дура дурой, словно цыпа дворовая… А?..

Тимофей нахмурился и, нацелив трофейный костыль прямо жене в голову, ответил:

-Ты, кажись, умом-то никогда не блистала… Вона, Ленина с Троцким до сих пор путаешь… А что до Егорки твоего, ага, давай, пригласим, пущай он тебя опять в моё отсутствие на тебя заскочит, как было не раз…

И, будто ждал того, в этот самый момент из-за угла Тимофеевой хаты на трофейном велосипеде выехал тот самый Егорка-печник, парень бедовый, никогда не расстававшийся с отцовской шашкой, которая болталась у него на пояске и то и дело попадала в спицы заднего колеса… Он услышал председателевы слова, резко остановился, слез с велосипеда:

-Ты это, дядя Тимофей, зря говоришь… Напраслина это всё. Матрёна честная жена твоя, а коли что и было, так это от угару. Это тебе хорошо, ты на угар ноль внимания, а как иной, непривычный человек к тебе в избу зайдёт, так сразу башка напоперёк и становится. Тебе печку надо перекладывать. Давай, переложу, а?..

-А чем возьмёшь? – испытующе спросил Тимофей.

-Ну, женой и возьму, - весело ответил Егорка, - а чего, коли ты про неё так думаешь, так она свою честь в твоих глазах уже не уронит!..

Тимофей задумался. С одной стороны, жалко было Матрёну: ведь когда-то не отойдёт, угорит насмерть… С другой стороны, не нравился ему этот жуликоватый Егорка, сердцем чуял председатель, что что-то тут нечисто, нехорошо… Но что именно, - понять не мог, что-то всё время ускользало из его затуманенного германскими газами ума… Вдруг
Тимофей вскинулся:

-А вот, мил человек, ты скажи, кто я таков?..

Егорка удивлённо взглянул на председателя и осторожно ответил:

-Да ты дядя Тимофей. Председатель наш местный…

-А ты кто?..

-А я печник, Егор Недомылков.

-А это?..

-А жена твоя, Матрёна. Вишь, тошно ей, опять, знать, угорела…

Тимофей пошарил в кармане своего видавшего виды пиджака с муаровой подкладкой и достал шахматную фигуру, чёрную пешку. Он протянул её Матрёне, та жадно схватила её и, не разжёвывая, проглотила…

-Вишь, голодная какая, - промолвил Егорка и ласково погладил Матрёну по заднице…»
Tags: Хочется написать большой роман...
Subscribe

  • ХОЧЕТСЯ НАПИСАТЬ БОЛЬШОЙ РОМАН…

    ПОПЫТКА ВТОРАЯ 1. Сорокадевятилетний киник-теоретик Гвардей Цытыла вышел из дверей подъезда своего дома и задумчиво взглянул в небо. Облако,…

  • НАЧАЛО РОМАНА

    «Председатель колхоза «Малая заря коммунизма» Прохор Удальцов, которого по старинке кое-кто называл ещё «Тимофей Куцевол», изнывал от скуки.…

  • НАЧАЛО РОМАНА

    «Тимофей Куцевол, 47-летний председатель передового колхоза «Против толстовщины и гандизма», бойко скакал на пого-стике по главной улице…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment