gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ЗДРАСТВУЙ ПАНТЕОНУШКО И ПРОЩАЙ

Вот они гаткие конфекты...

Прощай гада грешного што долго не воспитывал тебя, и ты там весь запущенный и необразованный сидиш и вопиеш к небу. Но ты понять меня обязан што я эти полгода сильно болел и даже спрафка на то имеетца подписанная самым главным врачём нашей Томской богаделенки, товарисщем Непейнос Алевтином Татьяновичем.

Болел я презабавно: представилос мне што я меховой игрушечный заец непредставимых размеров, и што засунули меня в какой-то пыльный угол и што со мной никто не хочит играть. Оттово у меня случилос печальное недоуменье перерошшее в глухое отрицанье добра и справедливости. Я (в личине зайца) начал творить всяческие непотребцтва, то есть, когда дома никово нет, оставлять пофсюду свой помёт и грысть мебель с проводами. Намедни, перекусывая проводок, што ведёт к кухонной плитке, был сильно ударен током величиной 380 мегаом в секунду, и оттово разом излечилса. Ныне образ зайца мне глубоко противен, и я глубоко скорблю, што был таковым целые полгода. И ты в писмах ко мне пожалуйста не называй меня как в прежние времена «зайчеком», иначе мне разом подурнеет. Всё, прошли те славные времена кокда я был «зайчеком», теперь и нафсекда я другое животное, о коем пока умолчим.

Но как нестранно, те полгода што я провёл в пыльном углу не прошли для меня даром. А именно: полдня я прилежно проклинал род люцкой на небрежение и понос в пользу нещщасных зайцев, а полдня штобы отвлечся я думал другие мысли, и, скажу бес всяково стыда, очень даже умные мысли.

В часности. Таккак мне надо было постоянно делать очень много заичьево помёта, я всё время кушал щекаладные конфекты «Умка» и «Золотой петушёк». Поначалову они мне очень нравилис, потомушто слаткие и вострят ум. Но к концу этово полугода я уже на них смотреть не мог, опротивили они мне хуже горькой ретьки. Факт первый.

Таккак мне надо было постоянно што-то грысть, я не рас и не два перекусывал провотки идусчие к теливизору. Поначалову они меня сильно стукали и я чуствовал неприятный ток. Валялса тут в беспамяцтве и мочил штаны. Но со временем я так втянулса, што вот я уже не заец, а так и тянет перекусить электричецтво. Штобы шарахнуло от всей души и здедало мне инпульс к жизни и творчецтву. Это факт два.

Теперь об’едини эти два факта и пойми, што когда чево-то очень много, то разом превращщаетца в противуположность.

И вот теперь от теории к практике, как сопственно у нас с тобой и вотдитца.
Вот сосетка што спрво (ежлиф к дачьке твоёй литцом стоять) инокда тебя черес забор ругает и называет неприличными словами навроде «Франкмасон» и «Красная Перчатка», и тебе оттово очень печально становитца, тем болье, «Франкмасон» куда не шло, а вот «Красная Перчатка» это да, явный перебор и огул.

Но ты её черес Эльханььевну попроси, штоп она, сосетка, не инокда, а постоянно тебя этими словами называла, тоесть как не увидит, так сразу в крик: «Ах вот он Франкмасон и Красная Перчатка житья от нево нету!» И ты не заметиш как твоя глухая неприяснь и отурупь превратятца в прямо-таки обожание и нежную зависимость. И как она, сосетка, этово не станет кричать, ты сразу в беспокойцтво: как она, што с ней, не больна ли?.. И вызываеш скорую помощь.

Или вот ты загрустил снова: «Ах меня никто не любит и никто зайчеком не кличет!», - нет, ты не прекращай сих тяшких дум, ты тужса, ты корячса, и в оконцовке вдрук от этих же самых дум получиш такую кайфульку, што тебе никакой вотки с коньеком не надо станет! И вот сидиш, рисуеш на листочьке бумашки умирающево зайчека, а сам тащишса, прямо поцкакиваеш на два метра над столом.

Или вот есчё. Стань совершенством, ну тоесть Аполоном по обличью, Марксом по уму, Максимкою Галкиным по опходительности, ну, и гитаристом, как все цыганы вместе взятые, как живые так и почифшие. И вот как станеш таковым, так недели не пройдёт как тебя начьнёт справно и регулярно поташнивать при наблюдении своево вида в зеркальцэ. Природа Пантеонушко не терпит совершенства, потомушто скучьно. Она любит штобы всё было чутьчуть с грешком. Совершеноство Пантеонушко это шар. Ну вот глянь ты на этот шар, - и што ты видиш? Убогую штуковину на которой взгляд засыпает. А вот приплюсни ево чуть, и насыпь сушу, подпусти водичьки, пальму вырости, тигру запусти, человечиков, - и сразу радость и умиление. И взгляд веселитца и скачет туда-суда.

Вот такто. И щекаладных конфект «Умка» и «Золотой петушёк» много не кушай. Попа слипнетца. Есть тому горький пример.

С неимоверным приветом твой Гвардейка Ц.
Tags: Рецидив
Subscribe

  • (no subject)

    • посюдомо́йка, потудамо́йка, повсюдумо́йка • кликуша компьютерная • rogatio, onis f [лат.] – вопрос, запрос, просьба. Т.о., «рогатка» - заявление,…

  • (no subject)

    • новости кулинарии: невидимая безвкусная соль, горчичный газ • передаваемый из поколения в поколение наследственный кашель дворянского рода Х. •…

  • (no subject)

    • «Косоногое детство моё» (книга стихов, должно быть) • Р.Л.: пусть все твои желания забудутся! • праздношатающийся зуб • всякопа́т, всякопати́я (от…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments