gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei



Однажды Хурмилавчик и Зёзёкало, выйдя из дома, увидели сидящее на крыльце очень грустное Сяпу. В руке у него было письмо. Когда Зёзёкало спросил, что такое творится с Сяпою, и что за письмо у того в руке, Сяпа протянуло Зёзёкале конверт.

Зёзёкало вытащил из конверта сиреневый листок и прочитал: «Уважаемое Сяпа! Приглашаем Вас принять участие в конкурсе печальных песен, который пройдёт завтра в Доме культуры нашего посёлка. Просьба придти пораньше, там будут бесплатно раздавать зефирки и безе».

«А ведь я так люблю зефирки и безе, особенно бесплатные…», - сказало Сяпа и горестно зарыдало, - «Но у меня в репертуаре нет ни одной печальной песни! Мне не с чем туда идти, мне нечем опечалить зрителя и слушателя!», - и оно зарыдало ещё громче и безутешнее.

Все обитатели дома и окрестностей собрались вокруг безутешного Сяпы и стали его успокаивать. Но Сяпа, скажем так, стал вредничать, и сознательно ныл и нюнил с каждой минутой всё противнее. Тогда решением общего собрания было приговорено сочинить Сяпе самую что ни на есть грустную и печальную песню, чтобы он назавтра наелся этих самых зефирок и безе до икоты.

Расселись по двору, кто - где, взяли блокноты и карандаши, и стали сочинять, а Сяпе прямо на крыльце повесили гамак, где он тут же стал качаться и легонько постанывать.

Часа через два собрались, и стали читать сочинённые стихотворения, из которых можно было бы, при желании, смастерить очень жалостливые и печальные песни. Всех очень удивило, что первой вызвалась продемонстрировать свой стишок кошка Уямка, нарисованная на стене и всё это время очень живо переживавшая за Сяпу. Лапкой в нарисованной азбуке она показала на нужные буквы, а Хурмилавчик записывал за ней, и, в конце концов, получилось вот что:

«Ай-яй-яй!» - кричали кошки,
И ломали мышкам ножки".

Услыхав таковой стишок, Сяпа упало из гамака и снова разрыдалось. Кошка Уямка сразу спряталось в свой нарисованный дом, и лишь изредка выглядывала оттуда, понимая, что сделала что-то неправильное.

Тут Накупенда достала свой блокнот и прочитала вот такое стихотворение:

Безрадостно и безнадежно,
Бездарно, глупо, просто так,
Я жизнь свою прожил небрежно
С толпой кочующих гуляк.

Теперь стою, такой красивый,
Предвижу гибельный закат,
И вижу под плакучей ивой
Толпу рыдающих зайчат.

Всем очень понравилось, только вот «толпа рыдающих зайчат» почему-то всех не опечалила, а рассмешила; Накупенду попросили изменить последнюю строчку, но она обиделась и сказала, что в ней-то весь трагизм и заключается. Так что, взяв блокнот и ворча что-то под нос, Накупенда ушла в свою будку и там стала пытаться петь это стихотворение на мотив «Песенки крокодила Гены»…

Следующим вышел Кляпся, и протелепатировал всем присутствующим вот такое:

Я одинок и несчастен,
Сломался мой звездолёт,
И не в моей власти
Отправиться снова в полёт.

Кляпсю похвалили, но сказали, что ритмика стишка хромает, - то есть сам стишок просто прелесть, а вот ритмика никуда не годится. Кляпся тоже обиделся, и залез в будку к Накупенде, где они теперь уже вдвоём стали петь каждый свою песенку на тот же самый мотив.

Следующим был Хурмилавчик:

Сиротка я, сиротка,
Несчастен и убог,
Терзай меня, чахотка,
Боли, побитый бок.

Вот так, влача и плача,
Иду, иду, иду,
И снова под раздачу
Я где-то попаду….

Когда же дело дошло до Зёзёкалы, оглянулись, осмотрелись, - а его и нет нигде!.. Все закричали: «Предатель!» и стали злорадствовать: дескать, сидит сейчас где-нибудь в овраге и кусает себе то локти, то ногти… Но минут через десять Зёзёкало появился с двумя здоровенными мешками, причём и ногти, и локти у него были в порядке.

Зёзёкало сказал: «Дорогие друзья! Стоит ли игра свеч? Послушал я ваши выкрутасы, и понял, что никакой конкурс печальных песен нам не нужен!» - «Как же?! А зефирки, а безе?!», - вскричало Сяпа.

Зёзёкало вывалил на стол, что был недавно поставлен около крыльца, один мешок, - там было множество разноцветных зефирок. После он высыпал и другой мешок, - там было множество самых лёгких и воздушных безешек.

Все сели за стол, Хурмилавчик вынес самовар, - и стали сосредоточенно есть зефирки и безешки.
Subscribe

  • 100

    С точки зрения разумных растений весьма странно выглядит страсть человека к их половым органам, сиречь цветам. Люди дарят их друг другу, бесконечно…

  • (no subject)

    • «Ты был бесподобен!» - равно как и «Ты был безобразен!» - то есть не имел зримого выражения • меморо́ид – «кажется, припоминаю». «Со мной случился…

  • * * *

    Как говорил четвёртый муж моей второй жены, «Все мы когда-нибудь будем поражены В нашу пяту уязвимости, ну, ахиллесову то есть. Всяк обладает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments