gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

MY NAME IS JON JONSEN, MY HOME STATE WISCONSIN,

В лесу я работаю тут.
Кого ни встречаю,
Я всем отвечаю,
Кто спросит: «А как вас зовут?», - ↑

Слушал нынче довольно скучную и ординарную лекцию по типологии культур, оживился лишь в одном моменте; жил да был такой английский антрополог польского происхождения Бронислав Каспер Малиновский (1884 – 1942). Прославился он тем, что создал «теорию включённого наблюдения», - нет, ничего сложного: просто, изучая то или иное племя (народ), необходимо в него «вжиться», - буквально жить среди них, проникнуться их образом жизни, их обычаями и привычками, ну, и так далее. Вот так вживался он, вживался, а под конец жизни в своих дневниковых записях запечатлел то, от чего покачнулся весь учёный мир культурной антропологии…
*
Написал же он примерно вот что: дескать, какой же я дурак был, я думал, - это Я ИЗУЧАЮ, на самом же деле ИЗУЧАЛИ МЕНЯ… Как туземное племя может среагировать на появление какого-то очкастого лысого чудика-туберкулёзника, который лезет везде, куда не просят, назойлив до глупости, и всё что-то пишет, рисует, фотографирует? – да наплести ему три короба всякой дури, - пускай едет домой, пишет свои антропологические штудии, дурачёёёк… В том мире, в котором он живёт, он прославится, прослывёт крупным учёным, - то-то смеху будет, когда он всю «нашу» дурь станет с важным видом публично излагать для таких же полоротых, как и он сам… Теории всякие строить, метафизику первобытного мышления прозревать…
*
Ну, да, столь очевидная мысль должна была посетить европейского учёного лет через двадцать после того, как он связался с антропологическими исследованиями, - всё же, действительно, спесь учёных, тем более, изучающих «примитивные» племена, безгранична. Меня всегда это коробило в высказываниях этнографов и антропологов: «Они, - как дети, доверчивы и чисты», ну, и тому подобные сопли… (Ха, будто бы дети действительно доверчивы и чисты…) Спесь, обёрнутая в «любовь к братьям нашим меньшим», - большую мерзость мудрено придумать.
*
Волей-неволей начинаешь фантазировать, что пришло бы мне в голову, если бы, скажем, в Томск приехал какой-нибудь пыльным-мешком-из-за-угла-ударенный «egg-head» Йон Йонсен, и стал бы изучать мой быт и верования. Ох, уж я бы оторвался от всей души…
*
Привёл бы в Университетскую рощу, дождался бы, пока белочка появится (у нас там белочки живут, прямо у главного корпуса), бухнулся бы перед ней на колени и завопил какую-нибудь тарабарщину. Потом объяснил бы Йону Йонсену: «В этой белочке обитает дух моего внучатого деда, токаря-расточника высшего разряда Георгия Ивановича. Ему необходимо почитание и внимание, иначе он рассердится, явится мне во сне и сделает тепель-тапель!»
*
Рассказал бы про трамвайных вампиров семени: дескать, если в трамвае вести себя неосторожно, к тебе подходит симпатичная девушка, заводит с тобой беседу, а сама потихоньку крадёт у тебя сперму, да так ловко, что ты этого не замечаешь, а потом месяца два вообще ничего не можешь. У них, у этих девушек, есть знак: они всегда ходят в коричневых нитяных перчатках.
*
Поведал бы о том, что жители Сибири, а особенно Томска, до сих пор боятся звука смывания унитаза, считая, что в этом звуке можно, если очень постараться, услышать предсказание своей судьбы. Так что смываем мы все очень трепетно, осторожно, и долго ещё вслушиваемся во все эти водопады и последующие журчания. Говорят, что бывший мэр Томска, Макаров, таким образом узнал, что он больше не будет мэром.
*
Завёл бы его на Воскресенскую гору, туда, где пожарная каланча, и рассказал бы, что в недрах этой горы спит огромный и жестокий Чёрный Декабрист; по поверью, он проснётся тогда, когда в Томске пустят первую линию метро, и разрушит город. Поэтому все попытки построить в Томске метро заканчиваются бойкотами, итальянскими забастовками и иным прочим саботажем.
*
Потом собрались бы где-нибудь в районе Лагерного сада с друзьями-товарищами, и устроили грандиозные Похороны Тени Девственницы; рецепт: взять какую-нибудь девственницу-доброволицу, и с той стороны, куда падает её тень, вырыть ямку, пошептать туда что-нибудь, да забросать землёй, после же надраться водкою до бесчувствия и петь песни группы «Воскресенье». По-моему, очень неплохое шоу, достойное пера антрополога или этнографа.
*
В общем, нашли бы, чем развлечь учёного. Эх-эх, где ты, наш Йон Йонсен, ау?..

ГЦ
Subscribe

  • LA HORA DE LA VERDAD

    «Момент истины», «the moment of truth»* - это из Хемингуэя, «Смерти после полудня» (1932). Что-то там про корриду и тот момент, когда становится…

  • ТЕНЬ УЧИТЕЛЯ

    На экране TV мелькают физиономии каких-то юных дядь и тёть, финалистов и финалисток «Учителя года». Смотреть на них без смеха невозможно. Очень…

  • КЛЕНОВЫЙ БРУСОК

    Как известно, самый радикальный способ борьбы с преступностью – это её легализация. Классические примеры тому даёт нам трижды благословенный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments