?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
РЕЦИДИВ
gvardei




НЫНЧЕ БУДУ ТЕБЯ УЧИТЬ ОБ ОПТИМАЛЬНЫХ РАССТОЯНЬЯХ

Вот скажем возму я и в’еду на соседнюю к тебе дачьку в Мытисчах. Тоесть можно будет друк к друшке, - прецтавь только себе! - лазить запросто черес забор, как большие обезьяны! Тоесть сижу я на крылечьке, пью ис целебного фонтанчика, купленово в электричьке, Есентуки нумер семнацать, а тут ты лезеш, - дескать, привет Гвардей, как ты там?.. И вот мы сидим вместе, и оба хлебаем минералку, и говорим умные беседы, и на небо тычем пальцами, дескать, видиш, очередное знамение, и многое другое.

Потом сядем в нарду играть, в шашку, в шахмату, потом викторины, весёлые розогрыши, прятки, и всё с весельем небывалым и под’ёмом. Потом творчецтво возродитца, мы с тобою на конец-таки напишем мьюзикол, задуманный есчо в децтве, - помниш ли, «Чечёточник из Воркуты»?..

То есть эфект новизны. Вот так полазеим друк к друшке месяц-другой, ну а после и стоп машина, приестца нам есентуцкая вода, захочетца чево погорячей и понеправильней. Надоедят разговоры и тыканье пальцами в небо, и просто тошно будет и тебе, и мне, когда в очередной раз нам придётца наблюдать дружесткую харю, лезущую черес заборчек. Поначалову мы будем в шутку изображать, што у нас в руках ружьё, и мы стреляем в перелазющево черес забор: «бух!», - ну, а потом у ковото в руках появитца и настоящая тульская полустволка, и последует настоящий «бух». И кто-то из нас падёт с заборчека на жухлую листьву, окропляя её своею сопелькою…

Нет, ужос, не могу даже прецтавить… Поэтому перееду не в соседнюю дачьку, а куда подале, скажем, не на улитцу Фурманова, а на улитцу им. романа Серафимовеча «Железный поток» иль улитцу им. романа Фёдора Глаткова «Цемент». И потому стану посещать тебя несколько режее, скажем, черес день, а не черес забор; стану ходить, как мамка учила, калиткою. Опять же умные беседы и отчёты чево произошло за тот день, когда мы не стречалис. Опять начнём «Чечёточника из Воркуты» делать, но чрес полгодека и это всё завянет, как спарматозоед на дольке лимона. Однаждовы подойду, - ё, а калитки то и нет! Обойду кругом, - нет, как нет, ни одново отверстья даже! Оказываетца, ты так зделал штобы я не прошол, а сам, как уже описано, черес заборчек. Я ш, зарыдаф госрестно, пойду топить море в вине.

Ладно, хрен с ней, с Мытисчей, поселюська я скажем в Любертцах. Стречатца станем не черес день, а скажем так рас в месец. Приеду, - тото радостей, Гвардей приехал! «Ну как, ну што?..» Вот тут-то и сядем в лужу. А как, а што?.. Об чём говорить?.. Месец и ты, и я жили своей натруженной жистью, бес проишествий, бес всяких глупостей, - так што и расказать-то нечево. А што есть, - за пять минутов можно быстренько перечислить и отбыть по месту жительцтва. Стоило заради тово перетца из Люберетц в Москву, а из Москвы в Мытисчу? Это хрен знает сколько часов пиликатца, штоп потом за пять минутов отчитатца?.. Нет уш, хрен. Я лутше посижу у себя в Любертцах и посмотрю художецтвенный филем «Моя мама вся в часах».

Но фсё равно, какие-то муражки будут по телу двигатца: как он там, Пантеон, может, ему чево надо, хлепца там, молочька, а я тут в Любертцах сижу и попу плющщю? Недалеко веть, часа три, не болье, а он там можетбыть страдает, привязанный к телевизеру неведомыми злодеями?.. Так што лутше с’ехать из Люберетц и перебратца куда подальше, што в Средний Новгорот, што в Старый Оскал, што в Томцк, всё едино, отофсюду далеко на помощ ехать. Душа будет спокойна и лехка: ах, Пантеон далеко, увы… Но в таком раскладе мы вопще можем не видица годами и десятилетьями. А это как-то странно: вродеп друсья, а чево не видимса?..

И вот ты мне скажи теперь Пантеон загатку: где ш мне поселитца, штоп не перестрелять друк друга и штоп друшба сохранялася и цвела как цветок алой? Применить ли метод триангуляцыи, или обратитца к геопатологоанатому?.. Мне это очень интересно и познавательно. Опиши, растолкуй, зделай доброе дело.

Твой неопределившийса дружок Гвардей Цытылка.