gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

АГАСФЕР


В какой-то 18-кудрявый по счёту выход в тамбур для курящих, где-то под Пензой, представилось мне вот что:
*
все живущие на Земле люди постоянно мигрируют. Все куда-то летят в самолётах, плывут на кораблях, едут на поездах, автомобилях, верблюдах, собаках, механических кобылах. Это движение неостановимо, лишь изредка, скажем, на узловых станциях железных дорог, люди принуждены ступать на землю, но, чувствуя себя крайне неуверенно и угнетённо, они тут же несутся к кассам, покупают билеты невесть куда, и лишь очутившись внутри очередного вагона, чувствуют себя под какой-то неведомой защитой и покровительством. Поезд трогается, самолёт выруливает на взлётку, отдаются швартовы, пукает механическая кобыла, - forward!.. Куда, зачем, Бог весть, об этом никто не задумывается, тут же из фольги достаётся вонючая жареная курица, по два варёных яйца на брата, - и начинается пиршество, а после спать, а после всё то же.

За окнами, иллюминаторами ли, проносятся бесконечные виды самого разного качества и содержания, и люди посматривают туда, но как-то осторожно, будто можно увидеть что-то не то, что следует. Или же тебя, - случайно, в окне, - может увидеть кто-то, кому лучше на глаза не попадаться.

Откуда у людей берутся деньги, откуда вылетают жареные куры и куриные яйца, - тайна, которая, впрочем, никого не волнует и не интересует. Так же как откуда берутся поезда, самолёты, корабли, кто руководит всем этим. Ибо всё это воспринимается, как данность, как воздух: ну, расскажи ты им про фотосинтез, что они, оттого дышать иначе станут, что ли?..

Люди рождаются, живут и умирают «на колёсах». Если смерть застала человека на длинном железнодорожном перегоне, его тело попросту выбрасывается из открытой двери рабочего тамбура. Потому все обочины железных дорог усеяны костями и другими малоприглядными останками. Те же, кто умирает на подъезде к станциям, удостаиваются чести быть похороненными на огромных кладбищах тут же, недалеко, за путями.

Если человек плохо себя ведёт, пьёт горькую, буянит, пристаёт к женщинам, его могут попросту высадить (выбросить) из поезда (самолёта и т.д.). Но так как более страшной участи придумать невозможно, все сидят тихо, как мышки, и играют в карты или разгадывают сканворды. Скучновато, конечно, но куда лучше, чем вдруг оказаться с «волчьим билетом» без права посадки в иной поезд на земле.

Происходит странное, - сотни лет существовал миф о Вечном Жиде, наказанным бессмертием и вечным скитанием, за оскорбление, нанесённое Иисусу. И вдруг как-то вот так хитренько всё вывернулось, - и весь мир «сел на колёса», и помчался, куда глаза глядят. Всё то же самое, что с Агасфером-Картафилом, только без бессмертия.
*
Вот так попредставлял, докурил, поглядел пару минут в окошко тамбура, и спать пошёл, заранее предчувствуя тяжкую и душную бессонницу.

ГЦ
Subscribe

  • LA HORA DE LA VERDAD

    «Момент истины», «the moment of truth»* - это из Хемингуэя, «Смерти после полудня» (1932). Что-то там про корриду и тот момент, когда становится…

  • ТЕНЬ УЧИТЕЛЯ

    На экране TV мелькают физиономии каких-то юных дядь и тёть, финалистов и финалисток «Учителя года». Смотреть на них без смеха невозможно. Очень…

  • КЛЕНОВЫЙ БРУСОК

    Как известно, самый радикальный способ борьбы с преступностью – это её легализация. Классические примеры тому даёт нам трижды благословенный…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments