gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

РЕЦИДИВ


Гвардей Цытыла и Пантеон Забутов осматривают агрегатный цех одной из алтайских гидроэлектростанций
Гвардей Цытыла и Пантеон Забутов осматривают агрегатный цех одной из алтайских гидроэлектростанций


ВОТ ГОВОРЯТ «СМЕНА ОПСТАНОВКИ ПОЙДЁТ ЕМУ НА ПОЛЬЗЫ», ДА?..

Ну тоесть сидиш ты скажем дома как ретька, слушаеш телевизер смотриш радио, лиш изретка выходя на улитцу штобы проветрить штаны и причоску. Но в один прекрасный день ты значит б’ёш кулаком по столу и говориш: «Фсё, Эльхантьевна, у меня началса приступ дромоманьи, то есть охоты к перемене мест слагаемых. Едем жэ куданибуть штобы ветер в литцо и штоп новыя впечатления. От депрессии – черес импрессии – к декомпрессии, Эльхантьевна!» И Эльхантьевна, лишь притворным плачем смиряя радосный вопль, побежит собирать радикуль и несесер.

И вот вы едите, а вокруг всякие деревья, скалы, леса, озёры, моря, акияны, люди скачут, белочьки орешки грызут, оноконда мирно переваривает случайново путника, - и вы на это на фсё дивитесь, и фотаете, и охаете, ох, сколь плюрален этот подлунный мир, и как фсё замечательно!.. Кушаете нацьональные кухни: где червячька заморите, где стрекоску, где мацу погрызёте, где папских облаток. И вот ходите, ездите, летите, плывёте, но в конце концов кончаютца деньги и вы на ту же попу и садитес: опять как ретьки сидите и слушаете срецтва массовой имформацыи, кажный раз, когда говорят, што там-то котострофа, а там-то нещасное бецтвие, ужасно радуяс што вы ш там недавно были и как удачьно што вас пронесло.

И так до следующево скорово приступа этой самой дромоманьи, когда у тебя снова начьнёт трестись потбородок и будет ужастно раздражать скрип родной дверцы.
Но вот щас я тебе прецтавлю, што ежлиф бы твоя охота к перемене мест из болезненново припатка превратилас в хроничецкую болеснь. Нет ты не подумай што я тебя опять бонжом изображать стану, нет я на эту тему когдато уже писал, чево повторятца, да?.. Нет, я придумал намного страшней и эмейзительней.

Вот смотри: сидиш ты дома, смотриш как в телевизере люди с лошадями и собаками мелькают, думаеш: а пойдука я выйду на улитцу, штаны проветрю. Надеваеш штаны и тапочьки, выходиш, дверь за собой закрыл, поворачиваешса к улитце, – ё-моё, где я, думаеш ты? Потомушто перед твоей дачькой стоит тропичецкий лес и оттудова лезет агромадный москит верхом на обезиане. Ты кричиш ааа, отворяеш дверь бежиш вовнуторь, и видиш, што внутренность дачьки-то не твоя, там всё иначе, а заместо Эльхантьевны сидит какая-то тётка одноглазая и кричит тебе, штобы ты здох проклятый Пантеон! Откудова ты меня знаеш, одноглазая тётка? – кричиш ты ей, внутренне содрагаяс увиденному. А как мне тебя не знать, идолище поганое, коли ты мне уже 28 лет как муш и покровитель! – говорит тётка и улыбаетца, показывая тебе свой одинокий золотой зуп. Ты в ужасе бежиш вон, снова выскакиваеш ис домека, и видиш, што ты в леденой пустыне, и к тебе потбираетца леденой медветь, прозрачьный такой, и видно што хочет тебя съесть, и ты снова заскакиваеш в домек. И видиш што внутренность домека, - это русская исба века восемнацатово, и што у тебя пятнацать детей сидит по лафкам вдоль стены и ждут когда ты их выпореш и спать уложиш, но этому мешает твоя жена которая тут же на тряпочьке лежит и рожает шешнацатово, говорит: Пантеонушко, иди отвори царския врата в церкови! И ты бежиш отворять царския врата, выбегаеш из исбы, – ё-моё, ты в самом центре Киншасы, столитцы Заира, и к тебе какие-то ребята подбираютца и хочут ограбить ножиком. Ты кричиш привычное ааа, шасть обратно, а там забойный цех одново китайцково мясоконбината, и тебе дают ножек и говорят, вон, видиш, свинюшки едут, ты иди их реш. И ты идёш и режеш свинюшек, прекрасно понимая што либо ты сошол сума либо свинюшки либо китайцы. Ты бросаеш ножек и свинюшек, бежиш к выходу, а там у самово порога стоят эсэсофцы и говорят: Это ты Пантеон Забутов месный раввин? Пошли мы тебя растрелять хотим. Ты кричиш што это ошипка, затворяеш дверь, смотриш, а ты уже одет в эсэсофскую форму и тебе надо орестовать и растрелять какового Ледю Вайсбейна. Но зная што Ледя Вайсбейн это твой любимый певетц Льонид Утёсов, ты бросаешса внаружу, а там пустыня дикая, и к тебе пристаёт стадо однобоких верблюдов. Эт цетера, Пантеончек, эт цетера…

Пойдёт ли тебе на пользы таковая смена опстановки?.. Я ш просто дух перевести остановилса, а так могу до без-конечьностей тебе докладывать твои гредущие перепетии. Интерестно, привык бы ты бегать туда-суда, или где-то остановилса бы, выбрав што попривлекательней?.. Да нет, врят ли, потомушто, даже ежлиф ты где и осталса, стоило бы тебе гласки закрыть да снова открыть, - а оно снова всё иное… Прецтавляеш? Никаких поездок, никаких суёт, сиди себе на попе, а вокруг всё мелькает, всё меняетца, и тебя просит поучавствовать... И страшно, и весело, дажэ?.. Вот такими фантазьями я нынче обуреваем, Пантеончек, чево и тебе желаю,

до свидан’я, Гвардей Цытыла.
Subscribe

  • * * *

    Во сне ты говорила Не то не так не ты Проснувшись закурила И с чувством правоты Сказала очи строжа Скажи Андрей Серёжа Ты бормотал почто Всю ночь…

  • * * *

    Прекрасная прекраска. Ужасная ужаска. Смышлёная смышлёнка. Зелёная зелёнка. (не медля ни минуты, я всё разом перепутаю:) Прекрасная зелёнка.…

  • * * *

    Вот говорит календарь, что-де «скоро зима», А зима уже здесь, за окном. «Скоро уйду», говоришь, «с тобою тюрьма», А ушла уж давно, в году…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments