gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА



ГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

Приходит как-то Варвара с работы, и видит, что в комнате на полу лежит мёртвая птица Дразнилла. «Откуда она тут взялась?» - спросила Варвара у музицирующего на пиле тут же, в комнате, Никодима, но тот лишь пустил слюнку и томно закрыл глаза: он всегда был вне себя, когда играл «My baby just cares for me».

Плюнула Варвара, и решила устроить генеральную уборку. Начала, конечно, с мёртвой птицы Дразниллы, попутно обнаружила под диваном здоровенный ящик, доверху наполненный уже позеленевшими гильзами от патронов к пистолету-пулемёту Шпагина. Заглянув под диван попристальнее. Варвара вытащила оттуда очень даже неплохую кошачью шкуру без каких-либо признаков кошки. То ли когда какая забралась и сбросила зимнюю шубу?.. Ну, в общем, с этого и началось, по крайней мере, именно после нахождения кошачьей шкуры у Варвары глаза налились каким-то свинцовым бликом, и она начала ДЕЙСТВИТЕЛЬНО генеральную уборку.

Никодим скоро понял, что что-то неладно, и засунул свою пилу в кофр. Однако поделать что-то было уже совершенно невозможно. Варвара вытащила из шкафа три грубых мешка и стала напихивать в них всё, что попадалось ей под руку, Никодиму же оставалось лишь вытаскивать мешки к мусорным бакам и там опорожнять их. Иногда он пытался противиться выбрасыванию тех или иных вещей, но после двух или трёх ударов ребром ладони по шее прекратил всякие поползновения к неповиновению.

Пластиковый, в полный рост, муляж мужчины с вскрытыми грудной клеткой и кишечником. Многотомное, к сожалению, незавершённое издание (1902-1941 г.г.) «Lebensgeschichte der Blutenpflanzen Mitteleuropas». Полный комплект подписки журнала «Рядянська жинка». 27 зимних и демисезонных пальто Никодима, которые он последовательно носил, начиная с трёхлетнего возраста. Три сломанных пианино, из которых Никодим всё было намеревался сделать один настоящий рояль «Steinway & sons». Ещё не менее десятка мёртвых птиц, которые либо сами перед смертью забивались в самые неподходящие для этого места и щели, либо Варвара с Никодимом сами машинально засовывали их туда. Более чем странной была находка в платяном шкафу настоящей живой курицы, которая довольно уютно устроилась в секции, где семья хранила деньги про чёрный день; жизнь Варары и Никодима была столь безоблачной, что они напрочь забыли про чёрный день и про эти деньги. А их там было очень даже немало, не считая того, что тысяч пятьдесят были безвозвратно изгажены.

Как-то незаметно, потихоньку, час за часом, квартира потихоньку пустела, да и Никодим подустал уже таскать эти треклятые мешки на помойку; не тут-то было, - оказалось, что всё, что было, было лишь началом грандиозных замыслов Варвары. Она действительно уже не могла остановиться, её понесло по-крупному. Так что в течение последовавших двух часов из квартиры была вынесена вся мебель, все предметы повседневного пользования, одежда, украшения, книги, посуда, занавески, гардины, всё-всё-всё.

Никодим было вцепился в кофр своей пилы, но Варвара лишь захрипела и, дико оскалившись, вырвала из слабых рук мужа эту довольно громоздкую штуковину.
Дело шло к утру, когда Варвара, где-то наняв бригаду бомжей, сняла половое покрытие и половицы, вынесла все оконные рамы, демонтировала ванну и унитаз. Во дворе, около мусорных баков, образовалась уже довольно большая гора из всего вынесенного из квартиры. Сонные обыватели квартала, прослышав про такую грандиозную халяву, уже потихоньку стеклись из разных подъездов к этой горе и начали, будто случайно, прихватывать кто хрустальный сервиз, кто телевизор, кто тот же унитаз, совсем ещё новый, кстати.

Никодим, сидя на своём балконе с уже вырванными перилами, глядел на это на всё и горько плакал. Варвару же картина мародёрства нисколько не заботила, её более раздражал Никодим, который, по её мнению, больше мешал, чем помогал генеральной уборке. Так что, покуда он сидел к ней спиной, Варвара ударила его по голове чем-то тяжёлым, и, покуда Никодим находился в отключке, отнесла на помойку и его. Кстати сказать, он там, на помойке, и получаса не пролежал, - старик из соседнего дома прикатил какую-то самодельную тележку, взгромоздил на неё тело страдальца и увёз к себе домой.

Оставшись одна в голых стенах, продуваемых всеми ветрами, Варвара поняла, что, в общем-то, её задача выполнена; осталось лишь довести дело до логического завершения, то есть самоликвидироваться. Не найдя вокруг себя хоть какого-то предмета, который помог бы ей в этом, она вспомнила. Что её любимый древнегреческий философ Диоген Синопский умер, то ли съев сырого осьминога, то ли задержав себе дыхание. Выбор был невелик, - Варвара задержала себе дыхание, и, как ей показалось, умерла.

На самом же деле она, конечно, лишь брякнулась в обморок. Так всю ночь и пролежала на бетонной плите этажного перекрытия. Очнувшись же к полудню, она осознала, что вчера, пожалуй, перестаралась, переборщила, пересолила, переперчила, - и пошла искать Никодима. Ей рассказали про старика, так что она довольно быстро нашла мужа: тот по-прежнему не пришёл в себя, чем, собственно, старик и пользовался в своекорыстных интересах. Побранив старого извращенца, Варвара отобрала у него тележку и повезла Никодима домой.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • * * *

    Пойду к решале Скажу решале Привет решала Давай решай И взглядом шалым Пронзит решала Романс затянет Не искушай Чего-то вякнет Куда-то звякнет Как…

  • (без темы)

    • сложная Эдип-обстановка • подвода (субмарина?) • «Чукчик кучерявый» • загатка: что плохому танцору мешает, а плохому певцу помогает? • «Ни пуха,…

  • ЯЛЬ НАСВЕТЕ ВСЕХМИЛЕЕ

    Для того, чтобы уяснить, насколько мы сведущи в самих себе и в искусстве описания мира, можно попробовать – достаточно попробовать - взять листок…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments