?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
СКОСИВ ОСТОРОЖНЫЙ ГЛАЗ
gvardei


Помнится, в первый раз «Машина времени» в Томске объявилась в 1981 году, когда я учился в девятом классе. С огромным трудом купив билеты в «Дворец спорта», я таки попал на концерт, и был в восторге от увиденного и услышанного. Первое отделение работал оркестр Анатолия Кролла «Современник» с безвестной ещё тогда Ларисой Долиной; в дуэте с ней пел какой-то негр.

Я сидел чуть ли не на втором или третьем ряду, и шалел от вполне добротного свинга; кроме того, я обратил внимание, что на первом ряду сидит какой-то очкастый усатый толстячок, и реагирует на то, что происходит на сцене, как-то «не по-томски», - скачет, топает, орёт, восхищается бурно, и так далее.

Ну, а второе отделение было полностью отдано «Машине времени». Я с удивлением увидел, что очкастый усатый толстячок уже на сцене, за клавишами, - чуть позже я узнал, что это Пётр Подгородецкий, самый талантливый из клавишников, которые когда-либо работали в группе...
*
Всё, что звучало со сцены тогда, воспринималось мной тогда, как самое настоящее откровение, - что сказать, голодные мы тогда были до хорошей музыки… Это сейчас я, наевшийся до отрыжки, могу рассуждать от тех или иных «музыках» более-менее объективно, и Бог весть, хорошо ли это, - «объективно»… Ну, а тогда каждая песенка «Машины времени» была вне какой-либо критики, - вот и друг мой, Федька Горкавенко, выучил практически весь тогдашний репертуар «Машины», и орали мы все эти песни с упоением, достойным лучшего применения…
*
Я к чему это всё?.. Просто случайно (хаха, «случайно») в Сети наткнулся на один из старых текстов «Машины времени», на песенку «Моим друзьям». Совершенно беспомощный блюз с сырым, якобы «блюзовым» текстом (ну, нельзя по-русски блюз петь!), - но это, опять же, я сейчас так думаю. А тогда мы все эти тексты с магнитофона в тетрадку списывали и учили, как «Отче наш». И вот, скажу честно, никак я тогда, в 1981 году, не мог уяснить для себя, что же в этой песенке такого происходит… Вот Макаревич хочет собрать всех своих друзей, вот долго готовится, вот собирает, вот радуется, что «столько добрых рук», и вдруг
«…случилась странная вещь тогда
За моим бескрайним столом:

Друг на друга скосив осторожный глаз,
Все молчали в моем дому.
И потом, прощаясь, каждый из вас
Подходил ко мне одному.

И последних друзей проводил мой дом,
Одиночество - праздник мой.
Почему вы друзья лишь во мне одном,
И чужие между собой?..»

И только гораздо позже мне стало до конца понятно, о чём, собственно, товарищ Макаревич столь трагедийно блюзовал…
*
А ведь действительно, интересно… Проходишь к другу в гости, а у него какое-то быдло сидит, пьяное вусмерть и пальцы веером делает, и видно, что друг мой против такого общества совсем ничего не имеет, что ему весело, хорошо и комфортно с этим быдлом. Это я как раз в конкретной ситуации совсем «лишний», ибо не быдло и не пьян, - друга же мой ведёт себя как-то странно: говорит иначе, мимика иная, приколы иные, - будто и не знаю я его вот уже как лет двадцать…
*
Ладно, плюнешь в сердцах, пойдёшь дальше, - вот ещё один друг, хороший человек, душа, можно сказать, общества… Заходишь, а там какие-то люди маленькие сидят, на меня злыми глазами смотрят, шепчутся о чём-то с хозяином, и он с ними шепчется, и слышно, что какую-то пургу страшенную несут… Смотришь на друга непонимающе, - ты чего какую-то пургу несёшь, ты же умный мужик, я ж тебя знаю, как облупленного, ты же так не думаешь, ты врёшь всё! – так нет же, друг, похоже, ТАК и думает, ибо убеждённость в его лице и пламенность страсти…
*
Что же, плюнешь ещё раз, и домой пойдёшь, раздумывая над происшедшим. А дума такая: если дружок мой, он и с быдлом, и со мной, - то где он НАСТОЯЩИЙ?.. Если дружок мой, он с одними одно, со мной другое, - то где он ПОДЛИННЫЙ?.. И, тем паче и тем хуже, - а если он и ни так, и ни так не настоящий и не подлинный?.. То какой же он тогда?.. Он что, «сам по себе», как говорится, «хранит девственность души своей», а напоказ выставляет какие-то тряпки яркие?..
*
Такие уж это сволочные мысли, такие поганые, но никак они из головы нейдут, потому что друзья, они всегда нам преподносят всё новые и новые сюрпризы, от которых хочется их чем-нибудь тяжёлым по голове стукнуть… Но сдерживаешь себя, помышляя так: «Хоть такие есть… Пристукну, никаких не станет». И то верно.

ГЦ