gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА



СВЕТСКАЯ ЖИЗНЬ

Как раз через навозные причёски стал Никодим в Томске весьма популярен и зван. Первым леди города он с помощью коровьего навоза, разведённого в коровьей же моче, такие вавилоны на головах выстраивал, - любо-дорого глянуть! Помнится, жене мэра он её косу до попы вообще стояком поставил: то есть идёт такая, а у неё над головой вот такая колбаса торчит, вся в украинских ленточках. А к запаху специфическому быстро попривыкли: скоро во всех передовых гостиных и салонах Томска очень мило воняло коровником.

Стали приглашать Никодима на всяческие светские рауты, коктейли, вечеринки, и, понятное дело, что, по всем правилам полагалось с собой брать свою вторую половину. Вот тут-то, собственно, и произошла досадная осечка. На первый же коктейль Варвара напялила, позаимствовав у начальника станции «Томск-II» фирменный китель с юбкою, а на китель понацепляла всяких заслуженных значков с висюльками, вроде «Лучшей в рывке», «Заслуженная рельсоукладчица станции», «Победителю конкурса частушек дистанции «Томск-Тайга». В петлицу вправила лиловый цветок герани, а обулась в хромовые сапоги, лишь три раза за жизнь надёванные.

Когда Никодим всё это увидел, - поздно было уже метаться. Что же, пошли и припозорились по полной программе. Выпили по первой, так Варвару смех разобрал, - на что ни глянет, хихи да хаха… Ну, а когда она, налегши на коктейли, заголосила разом весь репертуар ансамбля «Ласковый май», Никодим вообще чуть сквозь землю не провалился…

Домой пришли, Никодим так и сказал: «Ты, чучело, что ж ты мне всю душу истоптала и карьеру нарушила, макака ты караснозадая?! Кто же меня теперь, после твоего концерта, на такие вечорки звать станет?!» Лёг спать, и, демонстративно занявшись онанизмом, в процессе того забылся тяжёлым сном…

Однако через неделю Никодима опять пригласили на какое-то такое же козлодрание. Никодим, понятно, Варвару не взял, обмундировался понаряднее, чистую рубашку надел. Приходит, а к нему чуть не всей толпой: «Где же ваша блистательная супруга?.. Она в прошлый раз была буквально царицей бала!.. О, так оригинально, неподражаемо… А как пела.. А как ей шли её значки с висюльками..»

От всего от этого Никодим разом сомлел и заскучал… Сидел весь вечер за древней фисгармонией, и размышлял: «Как же так? Я думал, я – комильфо, Варвара, - парвеню… А оно что, всё наоборот, и я – парвенюшка чмошная, что ли?..» А ему все одно и то же талдычат: «Мы вас, так и быть, пригласим ещё разок, только вы без супружницы своей к нам даже не суйтесь, негодник, шалопай, розетка!»

Так что ещё через неделю Никодим снова с Варварою пожаловал. К своему и без того запоминающемуся образу жена добавила офицерскую портупею, а на голову взгромоздила огромный фиолетовый шиньон, который с её каурыми волосиками как-то не очень гармонировал. Но, как и ожидалось, встретили Варвару на «ура», петь принуждали и плясать, но на пляску она согласилась только после того, как сапоги сняла и свиным салом со стола их смазала.

Таким образом, весь вечер прошёл, как говорится, под знаком Варвары. Никодим же при ней только отсвечивал, и был, по чести сказать, так… гульфиком, приживалом. Оттого он впал в чёрную меланхолию, и по приходу домой попытался покончить с собой, очень сильно сморкаясь. Ожидал, что вот, сморкнётся в последний раз, все сосуды в голове полопаются, и он умрёт, отмщённый. Испоганив не менее гросса (т.е. двенадцати дюжин) носовых платков, Никодим устал и уснул. Вернувшаяся лишь к утру Варвара сказала, что, вот, не желают больше его видеть, потому как причёска навозная всем изрядно надоела, а сам он, как личность, народу не очень интересен.

Так и пошло. Варвара на презентации и коктейли стала ходить одна, и вскоре так приохотилась, так втёрлась в среду, что уже и представить себя вне бомонда не могла: как отработает смену, разом скачет на какие-нибудь там посиделки, очередное открытие или закрытие, или же на заседание закрытого элитного клуба «Женщины без границ». Возвращалась она заполночь, на работу уходила с первыми петухами, так что Никодим толком её не видел то неделями, а то и месяцами…

…Что, как выяснилось, его более чем устраивало. Вот то-то и оно: не знаешь, где найдёшь, где потеряешь.
Subscribe

  • 100

    С точки зрения разумных растений весьма странно выглядит страсть человека к их половым органам, сиречь цветам. Люди дарят их друг другу, бесконечно…

  • (no subject)

    • «Ты был бесподобен!» - равно как и «Ты был безобразен!» - то есть не имел зримого выражения • меморо́ид – «кажется, припоминаю». «Со мной случился…

  • * * *

    Как говорил четвёртый муж моей второй жены, «Все мы когда-нибудь будем поражены В нашу пяту уязвимости, ну, ахиллесову то есть. Всяк обладает…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments