gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА



SWING

Подруга Варварина, Эльза Кох, взяла, да и вышла замуж за мужчину весьма положительного; звали его Тимофей Инкубов, а занимался весьма экзотическою профессией: наращивал женщинам норковые ресницы. То есть буквально, брал норку, выдёргивал ей все её ресницы, с помощью специальных буравчиков дырявил веки клиентки, и в образовавшиеся дырки вставлял норковые имплантаты. В результате, через две-три недели из его маленькой уютной клиники выходили совершенно преобразившиеся женщины: все сплошь с глазами, как у норок.

Эльза Кох с ним так и познакомилась, на операционном столе. Тимофею Эльза так понравилась, что он ей от нечего делать смастерил и маленькие норковые усики, которым после завидовал весь Томск. А сам Тимофей Эльзе так и сказал: «Я тебя полюбил за твои усы!»

Ну, так вот, уговорились, и, недолго думая, сыграли свадьбу. Когда же отгремели свадебные бубны, наутро Эльза без ложной скромности (в её-то 54 года…) показала с балкона уличным зевакам кроваво-красную шёлковую простынь с какими-то непонятными пятнами; с этого момента и пошла-поехала столь долгожданная ею семейная жизнь.

Ещё во время свадьбы Эльза с Тимофеем взяли с Варвары и Никодима слово, что отныне и навсегда они станут дружить семьями. Что до наших старых знакомых, они дали слово просто так, из чувства ложной вежливости, и были весьма удивлены, когда на второй день после свадьбы Эльза с Тимофеем были тут, как тут. Принесли тортик, и стали требовать чаю. Наварили бадью чаю, стали пить и разговаривать про жизнь. Тимофей всё больше про норок, Никодим всё больше про ондулянсьон, Варвара с Эльзой всё про шпалы и рельсы.

Засиделись заполночь. Варвара с Никодимом как сидели за столом, так и уснули, бормоча вежливые слова. А Эльза с Тимофеем ещё поговорили часок, разбудили хозяев, и говорят: «Завтра снова придём. Дружить, так дружить. Правда, весело было? А завтра ещё веселее будет! Давайте вскладчину водки купим, а то от этих тортиков только толстота и сытая отрыжка». Ладно, сложились, Никодим пообещал, что к завтрашнему вечеру затарится. И уже у порога Эльза, явно смущаясь, и говорит: «Слушайте, коли уж дружим, так, может быть, устроим, как у людей, этот самый… свинг?..»

«Что за этот самый свинг?» - спрашивают Варвара с Никодимом. «Ну, то есть когда супруги меняются партнёрами… Мы, честно говоря, и сами толком не знаем… Ну, в общем, чтобы сексуальная жизнь в семье не наскучила, не приелась, две семейные пары на вечер-ночь меняются партнёрами. Вот и всё. Так все сейчас делают, это очень модно!»- «Ладно, - говорит Никодим, - вот водки завтра куплю, там и поговорим».

Что же, к вечеру Никодим сбегал в гастроном, купил семь бутылок «Особой на одуванчиках», через час и Тимофей с Эльзой подтянулись. Сели на кухне, вздрогнули по первой, вторая, третья, а там уж и счёт потеряли, и не помнили нечего. Поутру просыпаются, - мать честная, Эльза в постели с Варварой голяком валяются, а Никодим с Тимофеем в другой комнате на полу, где шубы с дублёнками постелили. Только не понять, - был ли у них какой-никакой свинг, или не было его совсем?..

«Ну уж, нет, так дело не пойдёт! – сказала Варвара, - давайте сейчас похмелимся, а к вечеру прошу в гости, но чтобы ни капли в рот, чтобы всё по-людски!» Так и сделали. Напохмелялись до того, что решили на работу не ходить, а до вечера выспаться, - с этим и разбежались.

Вечером собрались, - глядеть страшно, хмурые, помятые все какие-то, - но уж коли решили, так нечего на попятную идти. Никодим с Тимофеем побросали шубы и дублёнки, Варвара с Эльзою в кровати остались.

Поутру на кухне встретились: «Ну, и как?» - «Да как-то так, не очень… А у вас?» - «Да тоже не очень…» Это на словах, - «не очень», а сами про себя все думают: «Ё-моё, что за мода такая? Уродство какое-то и изврат!» В общем, Никодим опять сбегал в гастроном, до полудня по банке на грудь приняли, и так решили: «Коли дружба, так она и есть дружба; а если друг норовит на дружка залезть, а подруга на подружку, это не дружба никакая, а голимая похабщина. Так что на этом наши искренние отношения прекращаются и переходят в глухую фазу отчуждения и непонимания».

Ну, для порядка наговорили друг другу разных пакостей да морды побили. Хотя, в целом, все остались довольны.
Subscribe

  • 100

    Слушая некий опус Max Richter, подумал, что пошлость применительно к музыке состоит в её предугадываемости. «Вот сейчас будет вот так, а сейчас вот…

  • 100

    Болезненная и ничтожная страсть к разоблачениям уже не первый год царит во всех (от гигантов до карликов) масс-медиа. «А нам говорили, было вот так.…

  • 100

    Всё же интересно – где пределы принципа «удобства»? В том смысле: «я поступаю так, потому что мне так удобно»? Нетрудно понять, что расширение…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments