gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА



«WHAT WOMEN WANT»

Ну, вот, посмотрел как-то Никодим этот чудесный американский фильм с Мэлом Гибсоном в главной роли; по-русски он называется «Чего хотят женщины», а уж коли конкретнее, о чём они думают. Очень Никодиму понравилось всё, особенно как Гибсон напяливал на себя женское бельё и губы красил. А Варвара, хотя тоже смотрела, никаких восхищений не оказала, даже напротив, плюнула в экран, когда Мэл лифчик примерял, а так всё больше сидела, мрачная такая, и грызла кусок киновари, который ей отец из рудников прислал.

Это-то и насторожило Никодима, дескать, вот сидишь, грызёшь киноварь, а о чём же ты в этот момент думаешь, один хрен знает… И решил Никодим повторить подвиг Гибсона. На следующий день пошёл в ванну, взял жёнину сушилку для волос, воды набухал, залез, ну, в общем, всё, как в кино… Шарахнулся башкой об стенку, очнулся, - ох, какое-то странное гудение и прищёлкивание, шипение и вспышки в башке, как в радиоприёмнике. Дождался, как Варвара с работы придёт, сел и слушает, ждёт, когда из жены мысли полезут. И вскоре последовало. Сидит, значит, Варвара на кухне, жуёт жевательную резинку со вкусом говяжьей печени, и думает (а Никодим всё прекрасно слышит):

«Великий человек – Никодим. Он и ростом не менее пяти метров, и кулачищи, что моя голова, он как ногой топнет, весь микрорайон дрожит. Он может одной рукой «КАМАЗ» поднять, он головой любую стенку пробьёт».

«Странные мысли какие-то у Варвары», - только успел подумать Никодим, как та продолжила:

«Он и умён чрезвычайно. Ему бы академиями руководить, или в министры податься, а он тут, со мной, прозябает».

«Ох, странные мысли у Варвары!» - снова подумалось Никодиму, но чуть позже он понял, что всё это, - лишь цветочки:

«То есть убить его надо. Чтобы не мучился тут со мной, простодырою. Вот он сейчас пойдёт голову мыть, - я попрошу его голову помыть, дескать, грязна голова, - и как только он наклонится. Я его обухом топора и шарахну. А труп в унитаз спущу, - кто там, в унитазе, станет разбираться, где Никодим, почему пропал?.. Так и сделаю».

И тут же говорит Никодиму: «Ты пошёл бы, голову помыл, что ли, а то грязна голова, как чучело ходишь и торчат несвежие вихры. Иди, иди, не то я стану рыдать». Ну, Никодим и пошёл голову мыть, а сам по пути дальше мысли Варварины слушает, та же, в свою очередь, думает вот что:

«Нет, сейчас я Никодима убивать не стану. Лучше я превращу его в трапецию, трапеция она всегда в хозяйстве сгодится, да и на мне греха не будет. Вот это я славно придумала! А как же мне Никодима в трапецию превратить?.. А я и не знаю… Может, всё же лучше убить?..»

А Никодим тем временем голову помыл, достал машинку, постригся под ноль, волосы собрал в целлофановый мешочек и подал их Варваре, дескать, на, возьми, волосы мои. Варвара же думает: «Вот, волосы мне свои отдал. Это очень вовремя. Я их продам на вес, а на вырученные деньги куплю себе парик. И будет в доме не девять, как раньше, а десять париков. Это очень славно, Господи, какая ж я хозяйственная... А чтобы парики не пылились, я два, которые похуже, выберу да продам. Опять выгода и достаток в дом!..»

Никодим сел на кухне, и стал есть котлету, а Варвара сидит, глядит на него, и думает: «Вот же великий человек мой муж. Самородок. На пиле играет. А ведь ни одного зуба не осталось, прости, Господи… Как же он голыми дёснами эту самую котлету жуёт, если это вообще котлета?.. Давай-ка всё-таки я его убью, чтобы мужчина не мучился, не унижался своим беззубьем… А тело выброшу из окна, скажу, вот, обнаружил, что у него нет ни одного зуба, осознал, и сам выбросился. Кроме того, пил сильно… Только как же «пил сильно», если сейчас он ни в одном глазу?.. Значит, надо Никодима напоследок напоить обязательно!»

Пошла в магазин, купила два литра водки, вернулась, и говорит: «Вот, Никодимчик, у меня нынче праздник, ровно 30 лет со дня начала первых регул. То есть присоединяйся: я понимаю, что праздник не твой, но два литра я одна не осилю!» И стали они пить водку. Как триста грамм на душу населения приняли, так Варвару понесло вовсе: «Замечательный у меня муж, покладистый, к тому же и с пятью ногами. Я бы в пяти ногах отродясь не разобралась, ходила бы да падала. Я и со своей одной еле управляюсь. А он ничего. Но вот я его сейчас напою, пусть спит, а я тем временем ему с соседом изменю, если дома того застану. Ведь, как ни как, а я древнего рода, дворянка, княгиня, - не то, что тошнотина Никодим. Ни кола, ни двора, одна вошь на аркане, да и та безродная…»

Никодим от водки и от ужаса стал вопить «Со святыми упокой!», а Варвара продолжала свой поток сознания: «Я – дворянка, а он – лох. Хороший человек. Убить бы его. А труп – в форточку. И будешь ты царицей мира, голубка дряхлая моя. Вот так и живём. Ни одной трапеции дома, зато ног и париков – до хрена. Что Никодим постригся, это хорошо, но дай-ка я ему ещё и скальп сниму. Душа моя, Никодимушка…»

Тут-то уж Никодим не выдержал, ухватил Варвару, утащил в ванную, да раз пять башкой её в стенку. Мысли как-то сразу засопели и приутухли; Никодим дотащил Варвару до кровати, уложил, а сам пошёл водку допивать.

Наутро и далее за Варварой не было замечено ничего предосудительного, в том числе и мыслей. Просто ни единой. Никодим остался тем очень доволен.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • СТРАННЫЙ ГОЛОВНОЙ АКСЕССУАР

    Помнится, на третий день знакомства мы зашли в какое-то летнее кафе и сели за столик в самом его центре. Ей захотелось курить, она открыла сумку и…

  • 100

    Кажется, летом 1977 года, да, в июле, мною, двенадцатилетним, с балкона третьего этажа дома по адресу ул. Нахимова, 90,кв. 12., был запущен…

  • О ВРЕДЕ ПОТАКАНИЯ ВЕСЕЛИЮ

    Потрёпанный жизнью, немного деформированный, немного усушка-утруска, да, несколько облезлый поэт лет сорока сидит особняком в каком-то заведении и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments