gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

СЕМЕЙНАЯ ХРОНИКА



КАШРУТ

Сидит как-то Варвара за обеденным столом, ковыряет вилкою в свиной отбивной, да как зарыдает! Никодим к ней: «Ты чего, Варваро?..» А та в ответ: «Совсем я дура стала, Никодимушко! Вечор пыталась вспомнить любимую сыздетства таблицу Брадиса, так на третьей страничке сбилась… После взялась Роб-Грийе читать, «Соглядатая», - вообще ни черта не поняла… А нынче глянула в зеркало, - мама родная, что за морда, - глаза как пуговицы, рот не закрывается, слюна текёт! Дура я языческая, Никодимушко…»

Никодим, выслушав Варвару, погодил немного, а после как шарахнет тарелкою с чёрною икрой об стенку, и говорит: «У меня другая беда, шибко я агрессивен стал. Мне то и дело хочется тебе челюсть на сторону свернуть, да если бы только тебе! Я бы и от себя не отказался… Всех бы перерезал, всем бы кишки пустил… ЫЫЫЫЫ…»

Вот так поговорили по-семейному, и решили сходить в книжный магазин. Через полчаса вернулись с книжкою большой и красивой, с названием «Блюда кошерной кухни для гойим, шикс и кафиров». Именно из этой книжки они прямо в магазине вычитали, что кошерная пища способствует развитию духовной и интеллектуальной жизни человека. Кроме того, Филон Аександрийский вставил должное лыко в строку, сказав, что вот, все кошерные животные, - травоядные, а среди трефных тварей полно хищников. То есть налопаешься трефного мяса, - и сам хищником становишься, а это нехорошо.

И стали Никодим с Варварою жить по книжке. Вернее, поначалу Никодим лопухнулся: наточил ножиков, побежал на улицу и вскоре привёл соседскую кошку Мышку. «Давай, - говорит, - Варвара, забьём её, как надо, и кушать станем по-новому!» Но Варвара быстро его пыл охладила: поначалу рассмотрела Мышке лапы, потом в рот ей заглянула, и говорит, - «Нет, Никодимушко, ничего не выйдет. Во-первых, у неё копыта не раздвоены, во-вторых, у неё вовсе нет копыт, а в-третьих, она жвачку не жуёт, хищница она противная!» И отпустила кошку Мышку на все четыре стороны, чем та осталась весьма недовольна, и долго просила пожрать. Но её всё равно выгнали, обозвав вместо Мышки Трефкой. «А в-четвёртых, - сказала Варвара, когда кошку наконец-таки еле-еле выпихнули из дома, - а в-четвёртых, забой скота должен производиться не кем попало, вроде тебя, а специальным дяденькой!» - «Так это что, мы и мяса теперь вообще не поедим, что ли?» - весьма расстроился Никодим, пошёл в магазин, купил там кошерной водки и напился до бесчувствия и всеразрешающего сна.

Варвара тою порой не теряла времени даром и соорудила на кухне две мойки, две разделочные доски, два комплекта посуды, два холодильника, и вообще всего по два, чтобы не впасть в грех смешения молочной и мясной пищи. Даже вставила ещё одно окно и настенных часов повесила две штуки: в одних мычала корова, в других баран блеял.

Потом побежала в ближайший салон сотовой связи и купила два кошерных телефона, чтобы без смс, камеры и интернета, а также два кошерных номера, которые тут же, в уголке сидящий каббалист, вычислял с помощью каких-то особо хитрых манипуляций и волшебств.

Придя домой, Варвара увидела, что Никодим вроде бы и проснулся, да так, что успел снова сбегать в магазин, купить бутылку «Кеглевича», высосать её и снова уснуть. На этот раз Варваре стало как-то не по себе, и, чтобы отвлечься от тревожащих мыслей, она стала перебирать свой гардероб и выбрасывать из окна платья и кофты из некошерных тканей. Да так разошлась, что вскоре всё повыбросала, а когда в разум вошла, выбежала на улицу, - там пусто, лишь на берёзке, - пионерский галстук, вполне кошерный, чистого китайского шёлка...

Это бы ладно, да вот Никодим запил крепко, и как напьётся, просит мяса кусочек-другой. А где в наших краях Варвара возьмёт шойхетов да менакеров?.. Так что стол беден стал; что до рыбы – теперь ни стерлядки, ни кастерика тоже нельзя стало, надо только таковую рыбу, чтобы с чешуёю и с позвоночником, - а в наших краях она вся позаражённая нехорошими болезнями… Эх, эх! Варвара пресное тесто кушает, а Никодиму вообще всё стало до лампочки, - квасит и квасит, как тут и выросло, и буянит, и мяса требует, и грозится как-нибудь попросить знакомых приехать на израильском танке «Меркава», то есть «колесница», и всех тут изничтожить!.. Оба тощие, ссохшиеся, - Никодим с пьянки, Варвара с переживаний и пресных лепёшек…

Но, как говорится, всему приходит конец, в том числе и всему плохому. Однажды ввечеру Варвара притащила домой агромадный баллон с пропаном, и поставила его рядом с розеткой, заметно искрящей последние два года. Варвара тут же разбудила похмельного Никодима, показала на баллон и розетку, и сказала, что вот, всё, Никодимушко, теперь все наши проблемы остаются в прошлом! Ибо, как предписывает закон, в случае опасности для жизни можно не соблюдать кашрут, - это называется «пикуах нефеш». А коли мы всё время будем находиться в опасности взлететь на воздух вместе с половиной дома, то можем есть, что придётся и как придётся, тем более, клапан у баллона слабый, всё время что-нибудь, да пропускает. Ну, авось, да небось!..

Ободрённые и радостные, Варвара с Никодимом пошли по своим делам: Никодим, - в магазин, за бутылкой некошерного напитка «777», а Варвара, - по двору, гоняться за кошкой Мышкою.
Subscribe

  • 100

    С годами я пришёл к однозначному выводу: истоки моей гениальности пребывают в событиях 1983 года, когда на учебном центре военного училища…

  • * * *

    Сидим на дне водоёма В промокшей насквозь одежде Медлительны наши движения И речи наши пусты Нет в мутной воде окоёма Нет места любой надежде На…

  • АЗ ГЛАЗ ВРАГ ЗЛА

    Вот как было раньше? Плохо было. Выдуманный Бог сидел на облаке и следил за всеми. Eye in the sky называется. Вот захочу я потравить колодец,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments