gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

РЕЦИДИВ


А Я ВОТ ЕСЧО ПРИДУМАЛ РАЗВЛЕКАНЬЕ ДЛЯ ТЕБЯ ПАНТЕОНЧЕК,

оно же и психотренинг очень хороший, и для раздумий повод.

Знавал я дефку одну, когда работал есчо на заводе грущщиком. Дефка синпатичная себе, весёлая и умом как все, тоесть так себе. Её всяк волок в бытовку и делал амур, один я смотрел на это с грустью и думал: Эх, дефка, што же ты молодость свою губиш на непотребство, шла бы лутше в учёные или писательши. Но она меня не слышала.

Прошли годы, кажетца три. И встретил я её однаждовы в центре Томска околе магазинки «Букинист». Она так со мной поздоровалас, а потом и говорит глазом мигая: «А ты знаеш кто я такова?» Я говорю: «Кто же?» - А она: «А веть я оказываетца кремлёфская дочька, мамку мою в своё време соблазнил и сбил с пути не кто иной, как Егор Кузмичь Лигачёв, ныне сикретарь ЦК КПСС! Вот щас на днях соберус и поеду в Кремль к папке». И снова глазом делает мне. И понял я, што то ли с переамуру, то ли с какой другой надобности с’ехала у дефки крыша то есть сошла дефка с ума-разума. Я с ней попрощалса сердешно и побежал в свой путь, громко думая про то вот ведь как: была дефка простая, а теперь сумашетшая. Так бы я её запомнил што ли? Мало бутто их было. А про сумашетшую виш помню доселе.

С сумашетшими интересно и необычьно, они свою линию гнут и свои прецтавленья отстаивают. Когда все нормальные, то этош тоска зелёная, одно и то же, одно и то же, как корофка жувачьку. А безуметц он тебя немало удивит и жизнь зделает в необычном цвете, он как регулирофщик на перекрёстке: «Ежжай суда, в энтот переулок, чево ты всё по шоссэ гоняеш?.. Там чюдеса, там леший бродит, усралка на ветвях сидитъ… Жиснь этош не только шоссэ, надо и переулки изучить, пахмутка ты добронравая!»

Так вот я предлагаю тебе маленько с ума сойти и тем себя и роцтвенников порадовать. Скажем в одно прекасное утро сходиш вниз с антресолей, там Эльхантьевна куриными ногами играетца, по полу ими марширует. А ты так глас прищучь, и скажи со значеньем: «А знаеш ли ты, Эльхантьевна, кто я таков?» - Она: «Кто?» - Ты: «А я веть Курт Вонегут млатший. В меня нынче ево дух вселилса и приказал писать романы. Так што оддавай мне все свои бумаги и перья гусячие и чернилы. Писать стану». И действительно запрёшса в каморке какой, а черес неделю выйдеш весь в чернилах и с пачькой исписанной бумашки: «Вот Эльхантьевна, роман мой «Археоптерикс в небе кружит, или долой паранджу». Теперь ево надобно перевезти на английский лэнгвич и отправить в Америку. Переводку не доверю никому, сам».

И станеш переписовать весь роман англцкими буквенями, вроде того, kak ya wot zdes poprobuyu izobrazit. А как перепишеш, скажеш: «Не доверю штобы в Америку обныковенной почьтой отправлять. Почьтальоны они все воры и плогеаторы. Надо дипломатической почьтой. Поеду в Москву к наркоминделу Лаврову. Он поможет, я у нево детей крестил».

Тут Эльхантьевна сообразит, што ежлиф ты в Москву ломанёшса, ждёт тебя Кащенка или Сербский. И зделает вид, што она сама наркоминдел Лавров. Наденет очьки, лысину нарисует, кагбы с улитцы зайдёт и начнёт спрашивать: «Где тут Курт Вонегут млатший? Очень хочу дипломатической почьтой отправить ево роман на родину, в Съединённые Статы. Там уже заждалис».

Ну ты конешно обрадуешса што в Москву ехать не надо, отдаш Лаврову свой роман, и скажеш: «Я щас ещо один дописываю, «Скамейка антиподов, или как мне брюки отстирать», так што лутше не уежжай, поживи здес». Ну, Эльхантьевна и останетца, тем болье, ей тоже интересно, как оно это, быть взаправдешним министром.

Вот так вы и станете существовать: Курт Вонегут и наркоминдел Лавров. Эльхантьевна так в роль войдёт, што станет исдавать всякие приказы по министрерцтву и читать их с балкончека в говорильную трубу. Повесит на стенку политичецкую карту мира и будет хмуро смотреть то на Парагуай, то на Филипины, то на Монголью, и стрелки какие-то роковые рисовать.

Тут и я под’еду, погляжу на вас и скажу со значением: «А вы знаете кто я таков? Я – Пётр Петровичь Кащенка, и буду вас теперь лечить водой и электричецтвом дураки сумашетшие!» И начну бить вас током и ис шланга поливать. Вы вскорости в разум и войдёте, а как оклемаетес, глянете на меня, то скажете, ё-ё, какой же это Кащенка, это Гвардей Цытыла приехал, а у нево нет никаково медицинсково образованья, так што он нас не вылечил, а куда-то дальше завёл, во тьмы и мраки поцсознанья. И вам прецтавитца, што ты, Пантеон, - Пантеон Забутов, а она, Эльхантьевна, - Эльхантьевна. И так это будет ново и необычьно, што каждая минута таково бытия станет преисполнять вас мистическово экстаза.

Ты такой сядеш в шезлонг свой полосатый, подумаеш: «Я - Пантеон?» - да как заржош радосно. И Эльхантьевна, как выйдет на балкончек, как возмёт трубу говорильную, как заорёт на всю мытищу: «Я – Эльхантьевна?!» Ну тут соседи ис-под забору закричат хором: «Да, да, вы Пантеон и Эльхантьевна! Только заткнитес!» Тогда вы как хороводом забегаете, как черес костры запрыгаете: «Урра, весь мир сошол с ума!»

А ис окошка кухни на вас будет глядеть умными и добрыми глазами бородатый, как три Маркса, Пётр Петровичь Кащенка, тоесть я,

Гвардей Цытыла.
Subscribe

  • ЛЮДИ

    Человека определяет – хорошо оно или плохо – человеческое. Возьмите механические часы, лишите их стрелок – часы будут вполне исправны, но они…

  • СТИВЕН КРЕЙН

    (Stephen Crane, 1871-1900) If you would seek a friend among men Remember: they are crying their wares. If you would ask of heaven of men…

  • НАСТОЯТЕЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ САНАЦИИ

    Я замечаю в себе странное напряжение. С одной стороны, я то и дело нападаю на существующий порядок вещей, - в социальной жизни, в политической, в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments