gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

РЕЦИДИВ







ВОТ ТЫ ПАНТЕОНУШКО ЕДЕШ В ТОМСК. ЭТО ПРАВИЛЬНО.

Так вот сядеш в паровозик, чух-чух, и не заметиш как подружишса с соседом, замечательным охотником на дикого зверя, и другим соседом, замечательным пастухом зверя домашнего. Будет ещё сосетка, но ты на неё вниманья не обращай вовсе, ибо суровая сибирцкая красота её будет такова, што я за тебя не ручаюс. И вот поедеш так весело и нетряско, высовываясь по пояс из окошка, потрясая откуда-то взявшимся кадилом и крича встречным «с дороги, сукины дети!». Оно, когда весело, двое с половиной суток очень даже быстро пролетят, и вот ты уже как говоритца в своих пеналах. Выйдеш на перон, станеш на коленки, и скажеш проникновенно: «О русская земля, вскормившая меня, негодново козьмополита, прости и прими от меня дар, вот этот берестяной туесок и эту дервянную лошку с нарисованной на ней белочькою!» И тут все встречающие как зарыдают, и начнут тебя на ноги ставить, а ты ни в какую, нет, скажеш, пока родная земля туесок и лошку не примет, я на карачьках буду ходить. Ну, мы быстренько где-нибуть твои дары закопаем, и пойдём уш на ногах, так быстрей и чище.

И ты пойдёш по улитце, и скажеш: Ё, вот это да, каковую городищу отгорохали, как всё красиво и примечательно! А я тебе буду рассказывать, што вот тут мы с тобой вотку пили, вон там мешали мятный ликёр с болгарцким игристым красным «Искра», вот здесь чешцкий ликёр «Бэкер», а за тем углом, - чюдестное вино «Эрети». И ты, как я што вспомню, так сразу в рыданья и слёски: ё, скажеш, Гвардейко, сколько ш нами выпито и ублёвано по младости ноктей наших! Ну, и я не удержусь, - как ты плакать, так и я тоже, што я, рыжий, што ли?.. А как подойдём к домеку твоему достопамятному, так, конешно же, споём наш преславный гимен, помниш ли текст? Напоминаю:

Комобобкинз тпруй,
Комобобкинз тпруй,
Комобобкинз-комобобкинз тпруй-тпруй-тпруй,
Тпруй-тпруй-тпруй-тпруй, тпруй-тпруй,
Тпруй-тпруй-тпруй-тпруй, тпруй-тпруй,
Тпруй-тпруй-тпруй-тпруууууй!!!

И, заслыша этот рёв, из всех окресных окошек высунутца литца жильцов, и тоже заорут: «Оооо, Пантеон приехал и значитца што будет карнавал и спецьяльная воскресная слушба в Петропавловцком соборе!»

Старая собачька Хамерулька щасливо вылезет ис-под воротни заливаяс хриплым лаем, дескать, помниш ли ты меня, о, Пантеон, помниш ли, как ты есдил на мне в школу, и как убеждал на зиму отращивать белую шубу заместо моей природной пегой в яблочко?.. И ты так серьозно остановишса, скажеш: «Конешно, помню, дорогая Хамерулька. Как же ты жыла всё это время без меня? Пойдём с нами вотку пить!» И Хамерулька пойдёт, конешно.

А тут с балкона второво этажа спрыгнет тётка какая-то центнера два весом, и броситца к тебе в объятье: «Ах, Пантеон, помниш ли ты меня, как мы с тобою играли в «бутылочьку», и ты должен был со мною целоватца, но засмущалса и сломал мне нос? С тех пор я пошла по рукам и теперь старая никому не нужная простетутка, но память о бутылочьке ежечастно освежает истерзанные ткани моёй души. Ты меня возмёш пить вотку?» И ты скажеш: «Куда деватца. Пошли».

А тут ис другой под-воротни выйдёт бывший злобный хулиган Фортинбрас, и броситца перед тобой в ношки: «Прости меня, о, дорогой Пантеон, за то, што я на тебе в школу есдил и пугал бритой ногой, прости и за то, што воровал у тебя накладные плечи и резиновую жувачьку «Buble-gum»!.. Видиш ли, што со мною ныне? Руки нет, ноги нет, глас один осталса, туберкулёс кашляет, весь я в шрамах и тутуэровках, так што сжальса и позволь идти с тобой и пить вотку!» Ты ему, так презрительно: «Пойди же, Фортинбрас, и пей с нами вотку, чево там, кто старое помянет, тому глас…» Но тут ты тактично помычиш и лиш махнёш руками в сторону пьянки.

И вот так мы пойдём и насобирем всяких собачек, пьянитц, уголовников, простетуток, то есть всех тех, кто с нами децтво проводил и тем самым родных и блиских. И мы снова споём про комобобкинз, и утвердимса в мысле, што жисть проходит, и то, што ранше напоминало тугой бутон цветка, по лепестку отваливаетца, и, в принципе там, внутре, должен оказатца какой-то плод: яготка или яблочько, фига или Дюймовочька… Но вот глядя на весь этот зброд, што вокруг нас толочса станет, скажем мы в серцах: ежли такие вот лепестки отваливаютца, лутше даже не знать, што там за плод скрываетца, йо-йо моё…

Да нет же, право, всё будет очень мило, с нами пойдут ведь твой друсья ис поезда, охотник и пастух; один будет всё время дудеть в рог, другой в пастушью дутку, и это нас будет отвлекать от грусных мыслей. Посмотрим мы на них, и скажем друк друшке: опрощатца надо, Гвардей-Пантеон, што мы всё эту интелегенскую чюш несём, веть сказано в писании Роберта Бёрнса: «Доволен будь малым, а большему рад!» И тут мы действительно начнём карнавал, с голыми мулатками, страусиньими перьями, бонгами-конгами, конфетти и серпантинкою. И будет весело, уверяю тебя, так што жду и уже заготовил маски Кирова и Сталина: будем тут ходить и пугать народ.

ГЦ
Subscribe

  • РАБОТА НАД ОШИБКАМИ

    «Глубокой ночью 29 февраля 1925 1 года Ленин наконец-то решил убить Сталина 2, чья жена изменяла ему с кем-то неизвестным 3. Он вышел на улицу…

  • НОВОГОДНЯЯ ФАНТАЗИЯ

    31 декабря 1999 года, ближе к полуночи. На экране TV появляется президент РФ Б.Н. Йельцын. Он испивает чашу ставленого мёда, рушником утирает…

  • РОЖДЕНИЕ НОВОЙ ИНФОРМАЦИОННОЙ ЭПОХИ

    XX в., 1960 г.; Indirect advertising 13 апреля 1960 года с байконура «Космодром» стартовала космическая ракета, выведшая на орбиту вокруг Земли…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments