gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ОДИН ЗА МОЮ КРОШКУ ДРУГОЙ НА ДОРОЖКУ



В романе (повести ли?) Роберта Шекли Mindswap (Обмен разумов, 1965) есть один фрагмент, умиливший меня уже в детстве (я впервые прочитал её лет в 13-14). В переводе Н. Евдокимовой (самом печатаемом) он выглядит вот так:

«Они снова рассмеялись. Затем Кэти стала серьезной. Увидя, как быстро летит время, она сказала:
— Еще раз большое вам спасибо. А теперь мне пора.
— Конечно, — ответил Марвин, тоже вставая. — Когда мы увидимся?
— Никогда, — проговорила она тихо.
— Но мне это необходимо! — воскликнул Марвин. — Я хотел сказать — теперь, когда я вас нашел, я ни за что не соглашусь вас потерять.
Она грустно покачала головой.
— Вы будете вспоминать обо мне хоть изредка? — прошептала она.
— Мы не должны расставаться! — сказал Марвин.
— Ничего, переживете, — ответила она вовсе не в строгом тоне.
— Я теперь никогда больше не улыбнусь, — пригрозил Марвин.
— Кто-нибудь займет мое место, — предсказала она.
— Вы просто демон-искуситель! — вскричал он в ярости.
— Мы разошлись, как в море корабли, — поправила она.
— Неужели мы не встретимся? — осведомился Марвин.
— Время покажет.
— Я бы ходил за вами как тень, — с надеждой сказал Марвин.
— К востоку от солнца и к западу от луны, — произнесла она нараспев.
— Как вы немилостивы, — надулся Марвин.
— Я забыла про время, — сказала она. — Но теперь я о нем вспомнила!
С этими словами она вихрем метнулась к двери и исчезла.
Марвин проводил ее глазами, потом сел за стойку бара.
— Один за мою крошку, другой на дорожку, — бросил он бармену.
— Все бабы фальшивые, — сочувственно заметил бармен, наполняя бокалы.
— При ней иссохну, без нее сдохну, хандра у меня, — пожаловался Марвин.
— Парню нужна девушка, — изрек бармен.
Марвин осушил бокал и снова протянул его бармену.
— Розовый коктейль за мою голубую мечту, — распорядился он.
— Может, она устала, — предположил бармен.
— Не знаю, за что я ее так люблю, — констатировал Марвин. — Но по крайней мере знаю, отчего в небе померкло солнце. Среди моего одиночества она преследует меня, как бренчанье пианино в соседней квартире. Я буду поблизости, как бы она со мной ни обращалась. Может, все это напрасно, но я сохраню в памяти весну и ее, и не для меня ласкает кроны вешний ветерок, и…»

*
В русском переводе не совсем понятно то обстоятельство, что большинство фраз, которыми обмениваются персонажи, - это названия популярных американских песенок 40-60-х годов*. Понятно, что не все были у меня на слуху, но «East of the Sun and West of the Moon», «'I'll never smile again» или же «One for My Baby (and One More for the Road)», ещё с десяток иных - как не знать…
*
Чем меня до сей поры удивляет англо-американская фантастика 50-70-х годов, в первую очередь социального направления - так тем, что описываемое ими общество давным-давно прошло те или иные этапы деградации, которые нами «осваиваются» только сейчас.
*
Язык тех же социальных сетей давным-давно переродился из живой сущности в какой-то детский конструктор, где из готовых кубиков, штампованных фраз, узнаваемых клише создаются монстры, подобные упомянутым диалогам из романа Шекли. Читая подобные тексты, скоро понимаешь, что это отнюдь не способ доходчивого изложения, все эти странные тексты и пишут люди с кубическими головами, они, помимо кубиков, иначе не умеют, читая же иных, ничего, помимо кубиков, не воспринимают.
*
Главный принцип подобного изложения - узнаваемость. Главное условие узнаваемости – повторяемость. Это давным-давно усвоили авторы песенок, придумав такую штуку, как «припев». Восприятие песни без припева становится несколько затруднено, без повторения мелодической фигуры запева – крайне затруднено. Песня с усложнённой структурой без каких-либо повторяющихся элементов вообще обречена на провал и превентивное забвение. Её попросту не смогут услышать. Это, господа, очень смешно.
*
То и получаем в итоге, что в эпоху «максимально возможного выбора» парадоксальным образом выбор ограничивается отнюдь не предложением, а спросом.

Спрос, если на него не воздействовать извне, в силу каких-то скрытых причин со временем деградирует.

Воздействие извне, разумеется, должно пытаться «приподнимать» эстетические критерии всё выше и выше и выше. Но если «извне» в этом не заинтересовано, то оно либо вообще станет игнорировать это направление, либо начнёт эстетические критерии «опускать» - тогда разом пойдут вверх массовые продажи всякой дряни.

Но нет, «извне» не столь радикально – полное оскотинивание публики тоже не в его интересах. Потому станет поддерживать сии критерии на уровне твёрдой «тройки».

Вот на этой птице-тройке мы и скачем. Ту происходит замечательное, не раз уже мною замеченное: «четвёрочники» и «пятёрочники» шельмуются и флажкуются, «троечники» занимают место «отличников» и выстраивают свою систему иерархии: они – на вершине пирамиды, «двоечники» - основная масса, а совсем уже никудышные становятся объектами постоянных насмешек и издевательств со стороны «троечников» и «двоечников».

Кстати, структура не такая уж неработоспособная. Она может просуществовать даже несколько десятилетий. По крайней мере, три десятилетия точно.




*
They both laughed again. Then Cathy grew serious. Taking note of the too-quick passage of time, she said, 'I must thank you again. And now I must leave.'
'Of course,' Marvin said, rising. 'When may I see you again?'
'Never,' she said in a low voice.
'But I must!' Marvin said. 'I mean to say, now that I've found you I can never let you go.'
She shook her head sadly. 'Once in a while,' she murmured, 'will you give one little thought to me?'
'We must not say goodbye!' Marvin said.
'Oh, you'll get by,' she replied, not cruelly.
'I'll never smile again,' Marvin told her.
'Somebody else will be taking my place,' she predicted.
'You are temptation!' he shouted in a fury.
'We are like two ships that pass in the night,' she corrected.
'Will we never meet again?' Marvin queried.
'Time alone can tell.'
'My prayer is to be there with you,' Marvin said hopefully.
'East of the Sun and West of the Moon,' she intoned.
'You're mean to me,' Marvin pouted.
'I didn't know what time it was,' she said. 'But I know what time it is now!' And so saying, she whirled and darted out the door.
Marvin watched her leave, then sat down at the bar. 'One for my baby, and one for the road' he told the bartender.
'A woman's a two-face,' the bartender commented sympathetically, pouring a drink.
'I got the mad-about-her-sad-without-her blues,' Marvin replied.
'A fellow needs a girl,' the bartender told him.
Marvin finished his drink and held out his glass. 'A pink cocktail for a blue lady,' he ordered.
'She may be weary,' the bartender suggested.
'I don't know why I love her like I do,' Marvin stated. 'But at least I do know why there's no sun up in the sky. In my solitude she haunts me like a tinkling piano in the next apartment. But I'll be around no matter how she treats me now. Maybe it was just one of those things; yet I'll remember April and her, and the evening breeze caressed the trees but not for me, and-'
Subscribe

  • СОСТОЯНИЕ №

    Самый популярный формат хранения и воспроизведения моего прошлого – это тысячи крошечных, 2-3 секундных «видео». С некоторыми cuts не возникает…

  • * * *

    Я соберусь тихо, я попрощаюсь рано, Долго борясь с рукавами драпового пальто. Спросишь моё имя, долго думать не стану: Οὖτις или Nemo, проще…

  • 100

    Мы уже проиграли невидимую войну, потеряв два поколения, перепоручив их воспитание бесполому интернету; они выросли такими, какими он их замыслил.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments