gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

КАННИБАЛЫ ПОЙМАЛИ ПАРНИШКУ



Время от времени посматриваю книжку Петра Вайля и Александра Гениса «60-е. Мир советского человека». Издательство «Ардис» выпустило её в 1988 году, в наших пелестинах она напечатана в 1996.

Мой пристальный интерес к шестидесятым годам понятен, и дело даже не в том, что я, хехе, «шестидесятник»: где-то там пребывает начало конца Советского Союза, а начало конца обычно время очень плодотворное и романтичное (ей-ей, а отнюдь не юношеский возраст. Юноши читают и слушают тех, кто уже перешагнул сию грань, так что они лишь апологеты стареющих романтиков).

Мой образ шестидесятых пристрастен и неверен, но это не мешает ему жить и процветать в моей голове. Потому, разумеется, книга Вайля и Гениса далека от моего полного признания, однако читать её стоит.

Нынче же обратил внимание (в главе «Кто виноват? Диссидентство») на вот этот протяжённый пассаж:

«С другой стороны – а что надо было петь? Отсутствие лозунгов – серьезная, даже решающая проблема. Если следовать нравственному императиву буквально – неизбежно столкновение с реальной жизнью, которая требует ежедневных компромиссов. А моральная правда по необходимости абсолютна и бескомпромиссна, так что следовать ей могут лишь единицы. При этом правда абстрактна: она не учитывает конкретное общество, имея в виду универсального, обобщенного человека – то есть не дает внятного ответа: как быть, что делать, кто виноват? В результате призывы типа «жить не по лжи» порождают нескончаемые теологические споры «что есть ложь? что есть правда?» и вязнут в этих дискуссиях. Кроме того, апелляции к совести сильно страдают от повторения, человек быстро перерастает нравственные постулаты – подобно тому, как стала литературой для детей басня. Взрослый человек не может обходиться одними поговорками.

Эта слабость подспудно ощущалась диссидентством. Но в качестве общественных лозунгов оно вынужденно использовало тот же набор идей, что и любые революции, – равенство, справедливость, законность. Тот же язык. Декларации протеста были фактически списаны с партийных документов – с обратным знаком. Гражданские стихи были слабым подобием Рылеева и Маяковского:

Это – я,
призывающий к правде и бунту,
не желающий больше служить,
рву ваши черные путы,
сотканные из лжи.

Все это уже было. Все замечательные слова, все действенные лозунги, все зажигательные призывы – уже использованы. Использованы той самой властью, против которой следовало направить новые хорошие слова. А их, новых, не было. Известное самиздатское стихотворение «Коммунисты поймали парнишку…» с сочувственным издевательством передает слова юного диссидента:

…И свободного общества образ
Нашим людям откроет глаза;
И – да здравствует частная собственность! —
Им, зардевшись, в лицо он сказал»

*
Право, странно всё это. Но столь же похоже на правду. Любой антагонист существующему социальному устройству, может быть, богат пассионарностью (исключая настоящий период времени), но сколь беден он идеально…

Вот пресловутый романс «Белой акации гроздья душистые».

Вот чудные строки из переделанного романса «Слышали деды — война началася»:

Вот показались красные цепи,
С ними мы будем драться до смерти.
Мы смело в бой пойдём за Русь Святую
И как один прольём кровь молодую.

Вот дивные строки из переделанной красными белогвардейской песенки:

Вот показались белые цепи,
С ними мы будем биться до смерти.
Смело мы в бой пойдём за власть Советов
И как один умрём в борьбе за это.

Убого, жалко, не смешно.
*
В сотый раз в голове невольно звучит знаменитое стругацкое: «Счастье для всех, даром, и пусть никто не уйдёт обиженный!» Выйти с таким вот транспарантом и пройти по улицам городов и весей.

Что это значит, кто бы знал. Невольно представляются толпы страждущих, валом валящих в шесть известных Зон, а после недоуменно плетущихся к своим пенатам: дескать, вот оно какое, счастье, то есть ничего особенного, а мы-то думали.
*
Любые социальные конфликты – преследование личных или групповых целей. Пришли к власти монтаньяры – поотрубали головы жирондистам. Пришли к власти термидорианцы – поотрубали головы якобинцам. Ну, и так далее. Большевики, и те устроили «диктатуру пролетариата» в стране, где пролетариата почти и не было видно.
*
И уж какая во всей этой пьянке культура-мультура… Какие-то жалкие переделки, слизывание более-менее популярных сюжетов и куплетов. Ибо своего – нет по определению и быть не может. Мы за всё хорошее против всего плохого. Интересно, много ли бойцов встанет под знамёна, на коих начертан лозунг «Мы за всё плохое против всего хорошего»?
Tags: ИСТОРИЯ
Subscribe

  • * * *

    Она говорит: тик-так. Услышать способен всяк. Понять не дано никому. Быть может, лишь мне одному. Тик-так – говорит она, Что значит: идёт война, Где…

  • * * *

    Может быть. За углом. Караулит. За надежду благодарю. Даже если в образе пули, Даже блоковскому фонарю Буду рад. Потому что достало. Обниму при…

  • * * *

    Мне представляется твоё сердце, Все хитроумные его дверцы, И кровь, ведомая сквозь них властно Мне представляются вполне ясно. И что поделаешь,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments