gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

ДОМ - 2



Обитатели дома вполне в состоянии покидать свои квартиры и удаляться довольно далеко, - но куда именно, понять невозможно. Я следил за многими из тех, кто, выйдя из подъезда, куда-то уверенно направлялся. Но стоило мне на какую-то секунду отвести взгляд от объекта наблюдения – он тут же совершенно бесследно исчезал. Впрочем, через какое-то время он возвращался домой; выяснить же, откуда объект мог вынырнуть, по понятным причинам было совершенно невозможно.

Во второй квартире проживало семейство странных алкоголиков. Их застолье практически не прекращалось, - ну, разве только на время сна. В большой комнате стоял ветхий раздвижной стол, покрытый цветастой клеёнкой, на столе же громоздились простейшие закуски и невероятное число бутылок со спиртным.

Появись ты – тебя тут же усаживали за этот стол и наливали полстакана, скажем, коньяка. Ты выпивал раз-другой-третий и, разумеется, пьянел. Семья аборигенов смотрела на тебя завистливо и жадно, - всё дело в том, что они почему-то не пьянели, вернее, всё время пребывали в какой-то пограничной полосе между трезвым сознанием и эйфорией, однако преодолеть её они были не в состоянии. То есть хозяин дома мог за вечер спокойно выпить две-три бутылки водки, и, как говорится, ни в одном глазу. Но вот поутру они испытывали совершенно дикое похмелье, что принуждало их снова садиться за стол и приводить себя в порядок. Так и тянулось уже, по-видимому, не год и не два.

Меня, помнится, напоили до беспамятства. Поутру продрав глаза, я всё же посидел за столом полчаса-час, похмелился и, поблагодарив всех за таковое беспримерное хлебосольство, еле ушёл, чтобы более не появляться.

Откуда у них у всех берутся средства к существованию, я тоже не понял. Быть может, во время описанных чуть выше отлучек они как-то умудряются зарабатывать? – быть может. Но, вообще говоря, не так уж и часто они покидают дом. А некоторые, та же мама с дочерью на выданье, пределы своей квартиры вообще не покидают.

В одиннадцатой квартире все болеют. Только переступив порог, чувствуешь довольно своеобразный запах – смесь валерианы, метола, лизола, хлорки, невесть чего ещё. Там очень тяжело пребывать – в воздухе буквально висит ощущение физиологической немощи, приправленное упадком воли и всепроникающей депрессией. Трёхпоколенная семья – старики, родители жены, сама жена с мужем да пара рахитичных золотушных деток.

Какие-то бесконечные стенания, падения в обморок, регулярное питьё таблеток и микстур, экстраординарное питьё таблеток и микстур, чтение медицинской и околомедицинской литературы, пять-шесть раз в сутки – вызовы «Скорой помощи», которая, впрочем, никогда не приезжает.

В комнате стариков стоит гроб, в который то и дело укладывается кто-нибудь, кому совсем уже невмоготу. Однако, полежав час-другой, выбирается, уступая место другому. Мне, на беду свою забредшему в квартиру, тоже предложили полежать, да так уж настоятельно, что пришлось. Всё же семейство, усевшись на табуретках вокруг, по очереди рассказывали мне, что да как у них болит. Удивительно, что это диковатое пространство засасывает, вот и мне стоило известных трудов покинуть скорбное жилище. Я отпросился на поход в аптеку за нужными мне притираниями, так и пропал.

Соседи знают о существовании друг друга, знают и особенности каждой квартиры, но относятся к этому с глухим безразличием, впрочем, как и все мы, живущие в т.н. «нормальных» домах. Исключение составляют обитатели девятой квартиры, к которым, во-первых, попасть довольно сложно, во-вторых, их ненавидят обитатели всех остальных квартир.

Дело в том, что в девятой квартире разводят клопов, тараканов, крыс и мышей. Причём не стоит думать, что там живут какие-то забубённые и опустившиеся донельзя люди. Нет, напротив, вполне интеллигентные, и исключительно чистоплотные. Собственно в самой девятой квартире всей этой живности вы не сыщете, в том смысле, что их там разводят, а затем каким-то невероятным способом распускают по дому – и надо же, они живут везде, кроме самой девятой квартиры.

Один раз под нелепым предлогом я всё-таки вошёл внутрь. Меня поразил висящий на стене прихожей необычный портрет Н.В. Гоголя - безусого, но с пышной бородой. Я его еле узнал.

Приняли меня сухо, хотя и без недоброжелания. Показали вольеры, в которых суетилась вся эта нечисть, после предложили пожить у них в качестве лаборанта. Я отказался, сославшись на какую-то несуществующую аллергию. На устах, разумеется, вертелся вопрос «Зачем?», но я всё же пересилил себя, понимая, что в подобном доме такие вопросы задавать, возможно, даже опасно. С тем и попрощались, так и ушёл.

Как уже сказано, я изучаю этот дом на протяжении последних тридцати лет. Иной раз были довольно длительные перерывы, - скажем, после посещения второй квартиры я довольно долго не мог прийти в себя и года два там вовсе не появлялся. После же во мне снова появлялось какое-то не совсем внятное и не совсем здоровое желание продолжить исследования. За треть века персонажи – обитатели квартир – разумеется, старели, должно быть, умирали, но общий ход жизни там не менялся совершенно. И когда вместо ветхого старика появляется его ветшающий сын, постепенно перестаёшь обращать внимание на подобные мелкие перестановки.

Третья квартира являла собой избу-читальню. Все обитатели третьей квартиры беспробудно читали, общаясь друг с другом довольно эпизодически и неряшливо. И на меня, когда-то появившегося в квартире, не обратили вообще никакого внимания. Книжные полки там были везде, не исключая, разумеется, и туалета. Во всём этом, возможно, можно было бы увидеть хорошее начинание, если бы не то, что там читали. Тысячи и тысячи растрёпанных покетбуков с романами Барбары Картлэнд, Дарьи Донцовой, какие-то бесконечные сериалы про попаданцев, какое-то дешёвое стотомное фэнтэзи с драконами и девственницами.

Скоро я заменил, что присутствие в доме кого-то нечитающего вызывает у местных агрессивное беспокойство, - я посчитал нужных ухватить с ближайшей полки какой-то роман. Оказалось, Маринина, «Чувство льда». Я громко и торжественно причитал аннотацию: «Об убийстве и других криминальных историях в окружении двух рано осиротевших братьев-близнецов», - все разом успокоились, отвели от меня глаза, снова погрузившись в своё чтение.

Окончание последует
Tags: ДОМ
Subscribe

  • ЗА ПОЛНОЧЬ

    Черти залетали в избу обычно после часа ночи и принимались за привычное дело: начинали терзать домашних подозрениями, блазнями самого разного…

  • КОГДА-ТО НЕ ПОВЕЗЁТ

    Кондуктор трамвая, по какой-то причине решив, что видит перед собой совершенного лоха, вкрадчиво произнёс: -С вас сто тысяч рублей. Я,…

  • ИСТОРИЯ ПП

    Исполненный самых нежных чувств к девице Каракамыш, Пётр-Павел Чехарда задумал набить себе на бедре татуировку «Люблю девицу Каракамыш».…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments