gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ТЁПЛЕНЬКОЕ

Снимок

Сегодня, было дело, зашёл разговор о впечатлении от европейских (западноевропейских) женщин.

Нет, началось с другого, потом я перескочил на европейских политиков - насколь они мне напоминают молодящихся манекенов с нелепым пластиковым бугорком вместо гениталий. Они ужасно гладкие, ухоженные, но почему-то повально рано лысеющие и какие-то ненастоящие.

А потом уже про женщин. Мы сразу сошлись в базовом термине: «бесполость». Мне почему-то припомнился Штутгарт, полупустой вагон туземного метро, дама лет тридцати, - чудо что за дама, безупречно одетая-обутая, можно сказать, красивая, по-германски породистая, прекрасная фигура, но, искоса поглядывая на неё, я никак не мог сообразить: почему она не вызывает у меня вообще никакого желания? Почему ни одна самая малая фантазия не вспыхнула в моём воображении? Если она и обладала хоть каким-то sex appeal, то действие его распространялось на миллиметр-другой над поверхности кожи. Дама была абсолютно асексуальна.

Мой собеседник в целом был солидарен с этим мнением, ему вспомнилось возвращение к пенатам после какого-то зарубежного вояжа, когда первая встреченная русская деваха буквально фонтанировала упомянутым sex appeal, и это было хорошо.

(страсть к конструированию новых слов привела меня к созданию неологизма «lex appeal», где латинское lex – закон, ну а appeal – всё то же, «призыв», «привлекательность», хотя можно и контекстуально более близкое – «апелляция»)

Vis-à-vis довольно легко объяснил феномен «европейской асексуальности». Вольно или невольно подавляемая агрессивность (а всё это длится более семидесяти лет) обладает и рядом побочных следствий: снижением общего сексуального фона. Роберту Мерлю принадлежат ужасно веселящие меня слова: «Эрекция сама по себе уже есть феномен агрессии» («Мужчины под защитой»). Иначе говоря, становишься более покладистым, миролюбивым, хехе, «пацифичным», и твои гениталии постепенно приобретают вид манекеньего пластикового бугорка. Глазу приятно, практично, но вряд ли функционально.

И снова невольно возвращаюсь к одному из самых тоскливых романов Станислава Лема «Возвращение со звёзд». Вкратце: астронавт Эла Брегг возвращается на Землю из экспедиции на Фомальгаут. Субъективно он провёл в космосе десять лет, на Земле же проходит 127. Его впечатления о «прекрасном далёко» и есть основное содержание книги.

Для устранения любого вида агрессии младенцам в организм вводят какое-то вещество; сам процесс именуется «бетризацией». Дамы приглашают к себе домой кого угодно, но мужчина обязан выпить какую-то молочного цвета гадость, называемую «брит», в результате он ничего не хочет, не может и вообще прелесть что за.

Роман написан в 1961 году, и единому Богу известно, как ещё молодой Лем в послевоенной Польше сумел предугадать те течения и процессы, которые сейчас идут полным ходом.

«– Я реалист.

Он усмехнулся.

– Это слово теперь имеет иное значение. Так называется актер, выступающий в реале. Вы уже были в реале?

– Нет.

– Посмотрите парочку мелодрам, и вы поймете, в чем заключаются нынешние критерии эротического выбора. Самое важное – молодость. Потому-то все так борются за нее. Морщины, седина, особенно преждевременная, вызывают почти такие же чувства, как в давние времена проказа…

– Почему?

– Вам это трудно понять. Но аргументы здравого смысла бессильны против господствующих обычаев. Вы все еще не отдаете себе отчета в том, как много факторов, игравших раньше решающую роль в эротической сфере, исчезло. Природа не терпит пустоты: их должны были заменить другие. Возьмите хотя бы то, с чем вы настолько сжились, что перестали даже замечать исключительность этого явления, – риск. Его теперь не существует, Брегг. Мужчина не может понравиться женщине бравадой, рискованными поступками, а ведь литература, искусство, вся культура целыми веками черпала из этого источника: любовь перед лицом смерти. Орфей спускался в страну мертвых за Эвридикой. Отелло убил из любви. Трагедия Ромео и Джульетты… Теперь нет уже трагедий. Нет даже шансов на их существование. Мы ликвидировали ад страстей, и тогда оказалось, что вместе с ним исчез и рай. Все теперь тёпленькое, Брегг.

– Тепленькое?..

– Да. Знаете, что делают даже самые несчастные влюбленные? Ведут себя разумно. Никаких вспышек, никакого соперничества…»

Следует лишь констатировать: процесс неостановим. Так что уже довольно давно сложно представить, что некто пресытившийся нравами русских пейзанок вдруг решит отправиться на секс-сафари в Западную Европу. Уэльбек ему в помощь.
Tags: Игры с реальностью
Subscribe

  • 100

    Говорят (говорят), что если мир единовременно увеличится (или уменьшится) в тысячу раз, мы даже не заметим этого, поскольку изменения будут…

  • 100

    Если мне закажут создание какой-то новой цивилизации, я возьмусь. Но, сразу скажу, это будет нечто своеобычное. Никаких вам культов еды и сна, почти…

  • 100

    Обучая детей идиотизмам курса обществознания, в теме «Социальная стратификация» я то и дело спотыкаюсь вот на чём: личные качества человека не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments