gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

МИРМИДОН И ПИСИДИКА

Снимок

Каждое утро Мирмидон* отправлялся на службу, а супруга его, Писидика, будучи убеждённой домохозяйкой, махала ему вослед платком. После же она садилась в кресла и думала вот так:

«Вот сейчас Мирмидон выходит из трамвая и идёт в свою контору… А вот сейчас он уже снял свой пегий плащ и уселся за крытое зелёным сукном бюро… Посыльные несут ему отчёты с мест, Мирмидон же принимается сводить их в единый реестр, отчего у него тут же начинает потеть лысина…»

Короче, Писидика в умозрении своём проживала весь рабочий день Мирмидона, оттого, кстати сказать, к вечеру весьма уставала и втуне сетовала на то, что столько лет кряду вкалывает за мужа, причём совершенно бесплатно. Она очень ловко распоряжалась деяниями своего супруга. Она даже проникалась вкусом компота, который тот выпивал в столовой во время обеденного перерыва. В каком-то смысле умозрение Писидики было совершенным.
*
Мирмидон знал о таковой прозорливости супруги своей, Писидики, оно его ужасно раздражало. Поэтому втайне от жены он давным-давно уволился из той конторы, которую прозревала Писидика. Лет уж десять назад как он получил наследство умершей в Зимбабве тётки по отцу и за счёт того мог позволить себе вовсе не служить. Потому поутру он только лишь делал вид, что направлялся к трамвайной остановке, сам же бочком-бочком, и куда ему было угодно. Иной раз забирался в какие-нибудь кусты и дрых там до вечера. Порой отправлялся на местную живодёрню и, с любезного разрешения убойщиков, стаканами пил кровь. Когда-то забирался на крышу единственного в городе небоскрёба и поплёвывал вниз, понимая, что ни единый из его плевков не достигнет ни земли, ни шляпы досужего прохожего. Вариантов было множество, за годы и годы он перепробовал их множество, а в последние лета довольствовался тем, что, обойдя свой дом, с заднего двора пробирался в подпол и сидел там тихо, луща тыквенные семечки и читая любимую книгу – «Дело «пёстрых» Аркадия Адамова.
*
Ну, а ближе к нужному времени он столь же тихо и незаметно возвращался к трамвайной остановке, дабы самым правильным образом появиться пред светлые очи супруги своей, Писидики, и, поминая суетной день в конторе и нерасторопность посыльных, признаваться, как он чертовски устал от всего этого. Писидика же, убаюканная подтверждением своих умозрений, гладила его по голове и уверяла мужа в том, что она тоже безумно устала.
***
Это лишь первая часть повествования. Вторая - всего лишь зеркальное отражение первой. Ведь, в свете всего уже сказанного, можно предположить и такой сюжетный поворот:
*
Каждое утро Мирмидон, отправляясь будто бы на службу, невольно обращался рассудком своим к супруге, Писидике, то и дело представляя, чем она занята в ту или иную минуту:
«Вот сейчас она, сидя в креслах, помышляет о том, как я, хаха, еду в трамвае, как я, хохо, захожу в свою контору, как я, хихи, составляю реестр данных, обильно потея лысиною».
Тем самым Мирмидон проживал вместе со своей супругою практически весь её день. Но не знал того Мирмидон, что Писидика, посидев креслах и помыслив о муже своём, бодро вскакивала, бежала в гардеробную, переодевалась в некий затейливый костюм и отправлялась в странствия по городу и окрестностям его, переживая самые необычные и волнительные приключения. То в образе Харуна ар-Рашида, то по личиной Рокамболя, то принимая облик принцы Флоризеля.
*
Ввечеру же, вовремя переодевшись и переведя дух, Писидика ординарно жаловалась мужу на скуку и беспросветность своего унылого быта.
*
Думая о хитросплетении обстоятельств жизни Мирмидона и Писидики, я постоянно упираюсь в один и тот же вопрос: что реальнее - наши представления о реальности, или же её действительные обстоятельства?

Вот встречаются и знакомятся два человека. Один из них бессовестно врёт: «Меня зовут Карапет Шеломов», другой не менее бессовестно: «Меня зовут Автандил Гашетка». После этого их пути расходятся и более не пересекутся. И они навсегда останутся друг для друга Шеломовым и Гашеткой. Так что для них важнее (если в данном случае пристало говорить о важности) – видимость или действительность?
*
Потому, возвратившись к Мирмидону и Писидике, можно смело утверждать, что «видимость» того и другой первична, действительность же - производная от видимости. Это очень странный вывод, поскольку он в принципе отрицает значимость действительности.

В десятках тысяч семейств ежеутренне кто-то уходит на службу, и кто-то машет им вослед платками. Люди живут в своих устоявшихся представлениях, и не собираются менять их на что-либо другое. Что же в действительности происходит за порогом дома, на пути к трамвайной остановке – информация избыточная и, не побоюсь этого слова, вредительская.





*Мирмидон – имя персонажа древнегреческой мифологии, сын Зевса. Тот явился и оплодотворил мать Мирмидона в образе муравья (μύρμηξ). Затейники эти гревние дреки.
Tags: Игры с реальностью
Subscribe

  • СТРАННЫЙ ГОЛОВНОЙ АКСЕССУАР

    Помнится, на третий день знакомства мы зашли в какое-то летнее кафе и сели за столик в самом его центре. Ей захотелось курить, она открыла сумку и…

  • 100

    Кажется, летом 1977 года, да, в июле, мною, двенадцатилетним, с балкона третьего этажа дома по адресу ул. Нахимова, 90,кв. 12., был запущен…

  • О ВРЕДЕ ПОТАКАНИЯ ВЕСЕЛИЮ

    Потрёпанный жизнью, немного деформированный, немного усушка-утруска, да, несколько облезлый поэт лет сорока сидит особняком в каком-то заведении и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments