gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ДЕТСТВО

image

Вот вы всё о своём, всяк на себя тянет, а ведь я тоже маленьким был.

Я был такой уж маленький, что меня даже иной раз не замечали: закачусь куда, или под стол пешком пойду, потом ищут полдня. А я там стою, говорю: вот он я, - а все только мимо ползают да честят меня грубым словом. После, чтобы не терялся, меня подписывать стали вдоль да поперёк: дескать, это и есть младенец такой-то. Но тут другая беда. Скажем, я сам забудусь, кто я, да откуда, подойду к зеркалу, а там какая-то тарабарщина понаписана. Я ж тогда ещё не соображал, что в зеркале отражается всё криво и совсем неправильно. Меня, как паспорт получил, только тогда и осенило.

А маленький я был ох игручий. Дадут мне свисток, я буду свистеть до той поры, пока свисток этот вовсе не иссвистится, то есть вдрызг, в хлам. Или вот кубики дадут, я до тех пор с ними вошкаюсь, покуда они в квадратики не обернутся. Оттого дарили мне игрушки большие, неподъёмные, которые мне не одолеть. Скажем, паровоз с трубой больше меня самого раза в два. Я об него башкой побьюсь час-другой, да и успокоюсь.

Малый был, да шебутной, да влюбчивый до одури. Что не увижу, во всё влюблялся. Солонка на столе, зонтик в прихожей, дядя-дворник, машинка с фарами фольксваген, во всё влюблялся, всему отдавался всей своей невеликой душою. Любил до той поры, пока что-то другое не угляжу и не обрадуюсь того пуще. То есть более одарённого любовью и благодарностью ко всему сущему вам не сыскать.

Я и девчонок сильно любил, но, не разумея, что с ними делать, писал каждой расписку: дескать, обязуюсь с наступлением половой зрелости жениться и быть верным до гроба. Но, коли писать я ещё учён не был, расписки те со временем оказались недействительны. Они после приносили, говорят, вот, расписка, женись. А я смотрю: что за каракули? Нет, по такой расписке я жениться не обязан. Плакали, вуалью запахнут лицо, и бредут куда-то прочь.

Большие надежды на меня были. Потому как за что не возьмусь, всё у меня выходило как-то особенно, не так, как другие брались. Мне дадут погремушку, а я её приспособлю вместо дверного звонка. Все очень удивлялись, каково я мудрён и затейлив. Или дадут мне скакалку, а я её на куски порежу, всех повяжу, они на полу лежат и снова дивятся, каков человечище произрастает. Был так уж музыкален, что все песни наизусть знал, и пел их все разом. Меня даже хотели на конкурс послать, но так и не нашли, на какой именно.

Горе моё было неподдельным и долгим. Если оно случалось, все из дома бежали и издалека ждали, когда уймётся. А я тем временем самым непосредственным образом выражал всё своё отношение к родне, в целом к людям, к горькой своей судьбе и безотрадному грядущему. После же, утомлённый рыданьями, засыпал, где придётся, и спал неделю-другую. Просыпался как новый, окрылённый и восторженно приемлющий всякое проявление жизни.

А вот как паспорт получил, мне его рано дали, четырёх годков не было, так оно всё как-то и притупилось. Но, быть может, под старость опять попрёт. Жду - не дождусь.
Tags: ТЕКСТЫ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 100

    Как попугаи: «То-то уходит в прошлое, уступая место новому». Ну, например, христианство находится в кризисе, следовательно, должно уступить…

  • СОСТОЯНИЕ №

    Ни один человек, исповедующийся доверенному лицу в своих несчастьях, не желает услышать в ответ нечто вроде: «Что твои; а вот у меня обстоятельства…

  • * * *

    В Университетской роще Стоит один истукан Порою когда мне грустно Бутылку беру и стакан Иду в ночи к истукану И сладкою водкой пою При этом ему…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments