November 17th, 2021

100

С давних пор очарованный литературой абсурда, и сам понемногу пробавляющийся в этом жанре, когда-то я обнаружил неожиданное: число сюжетов самого абсурдного содержания довольно ограничено. Причём их нисколько не больше, чем классических сюжетов. Начинаешь «фантазировать», скоро утыкаясь в «Носорогов», «Вываливающихся старух» или в «Елку у Ивановых».

В любом безумии есть последовательность, порой не менее строгая, чем какие-нибудь «три единства». Даже символ энтропии, «белый шум», на самом деле вполне укладывается в понимание человека.

Подлинный абсурд – утрата субъектности. Что-то «происходит», но воспринимать это некому. Например, функционирующий торговый аппарат, продающий презервативы на Земле без людей. Впрочем, плохой пример; представьте, что вы его не прочитали.

НИКТО НЕ



Мне кажется, за мной уже который день никто не следит.
*
Это крайне неприятное ощущение. Полное отсутствие контроля, т.н. «свобода» действий, на самом деле лишает смысла и без того небогатую на смыслы жизнь.
*
Никто не заглядывает в окна третьего этажа. Никто не трётся вокруг дома. Никто не сидит в чёрной машине, припаркованной во дворе. Никто не подслушивает мои телефонные переговоры. «Никто» бездеятельный, быть может, более страшен, чем «кто-то» активный.
Collapse )

100

Не ведаю, знакомо ли, господа? – Мне знакомо: спросишь у человека – а почему ты поступаешь именно так? – начнёт уверенно, даже какая-то логика видна, но лишь чуть глубже в лес, и взор становится рассеяннее, напряжённее, и видно, что вся начальная логика посыпалась-посыпалась, а чуть позже и вовсе какая-то враждебность просыпается: дескать, чего ты, зачем ты это? Не надо это.

Нам неизвестны изначальные мотивы множества наших поступков и не-поступков, хотя, разумеется, на каждый из них имеется фиговый листок, на коем написано, что да почему.

Признать себя автоматом, выполняющим невесть откуда пришедшие интенции, мало кому по силам. А кому по силам – оттого не легче.