September 19th, 2021

ВОЗМОЖНОСТЬ ТЕКСТА, АВТОРА И ЧИТАТЕЛЯ



«Во что я верю, хотя не могу этого доказать? Этот вопрос имеет две стороны, и поэтому я дам два ответа.

Ответ первый, самый простой: я верю во все. Согласно Попперу, все, что я «знаю», — всего лишь предположения, которых я еще не доказал. Это наиболее обоснованные предположения — гипотезы, имеющие больше всего смысла на основании доступных мне данных. Я не могу доказать, что мои родители поженились в конкретный день конкретного года, но уверенно утверждаю, что «знаю» эту дату. Конечно, эта дата подтверждена документами, но на самом деле в их случае есть разные документы, указывающие на две разные даты. Я помню, как объясняла это моя мама, я ей верю, но не могу доказать, что ее слова соответствуют действительности. Я знаю законы Ньютона — и, конечно, верю в них, — но при этом знаю, что в них есть ограничения и неточности, и подозреваю, что в будущем обнаружатся новые ограничения и неточности».

(Джеймс О’Доннелл — историк культуры и эпохи классицизма, проректор Джорджтаунского университета и автор книг «Аватары слова: от папируса до киберпространства» и «Августин: новая биография».)


Приятно всё-таки: сидит какой-то дядя-проректор в Джорджтаунском университете, и думает (по крайней мере, в этом аспекте) так же, как и я.

Collapse )

* * *

Она говорит: тик-так.
Услышать способен всяк.
Понять не дано никому.
Быть может, лишь мне одному.

Тик-так – говорит она,
Что значит: идёт война,
Где время уже почти
Всех нас победило, прости.

Collapse )

ГОВОРИТЕ ПРАВИЛЬНО



В одном городке, волею судеб изолированном от внешнего мира, с давних-предавних пор повелось колбасу именовать «вишней», а вишню – «колбасой», козу - «расчёской», а расчёску – «козой», отца – «пугалом», а пугало – «отцом», палец – «медалью», а медаль – «пальцем», ужин – «шушуканьем», а шушуканье – «ужином».

Так и получалось, что «Я уселся под колбасным деревом и наблюдал за мирно пасущейся на поляне расчёской. Но тут появилось пугало и, потрясая медалью, потребовало меня пошушукаться».

Хорошо жили, ничто им не мешало называть всё, что пожелают, как захочется. Но вот однажды появился какой-то тип (как он пробрался в городок, никто так и не понял), который, послушав речь аборигенов, возмутился ею и стал учить, как надо.

Collapse )