August 14th, 2020

100

Тонкость проблемы возвращения в том, что если чуть повременить и преодолеть незримую темпоральную линию (пересечение которой понимается лишь post factum), сама идея возвращения трансформируется уже в идею бегства. А вот тут бабушка надвое сказала; вернуться, быть может, и несложно. Бежать уже и зазорно, и бесчестно. Понятно, смотря к чему возвращаться, смотря от чего бежать.

Но тут, признаться, всё довольно просто; возвращаемся мы к идеальному, бежим от реального. Но если начисто отказаться от идеи возвращения, останется лишь махровое настоящее, не несущее в себе ни секунды будущего.

Так, собственно, живут миллионы; в окружении милых врагов нащупывают в кармане пистолет с единственным патроном.