May 8th, 2019

ИСПОЛНЯТЬ НЕВЕСЕЛО, ВООДУШЕВЛЁННО

1517825316186513272

«Цивилизация сегодня выстроена так, что она в силах позволить себе девять десятых населения содержать в немного придурковатом состоянии, когда человек всерьёз верит, что отныне и навсегда вокруг только мир, только благость, и всё это ради него, и всё это он заслужил, а то раньше какие-то сволочи учили умирать стоя. А теперь можно жить лёжа, и в этом главное предназначение человека».

Захар Прилепин – невероятной силы публицист, и те или иные тирады его потрясают меня. Вот и эти слова из 64-го выпуска «Уроки русского», совершенно фактурно, рельефно описывают именно моё восприятие современного социального бытия.

Я в силу тех или иных, в том числе и профессиональных, особенностей своей жизни довольно часто встречал вот эти самые «9\10», вынеся из этих встреч и брезгливое презрение, и какую-то оторопь, поскольку до сих пор не в силах себе представить, как можно жить с таким дерьмом в башке?.. Неужели настолько мила собственная вонь?..

Collapse )

(no subject)

• протектор лжи («Я лгал под воздействием препаратов»)
• шепта́ха, шепта́шка; адапта́ха; патронта́ха; ягдта́шка
• порой, прикрывая рукой окончание фамилии, Шопенгауэр появлялся в свете, предеставляясь «Шопеном»
• порой, прикрывши рукою имя, Роберт Баден-Пауэлл, зачинатель скаутинга, садился на каком-нибудь перекрёстке и тренькал на гитаре, выдавая себя за Baden Powell de Aquino, но ему никто не верил, потому что тренькал он позорно
• английские недоброжелатели Иммануила Канта то и дело писали его имя на стенах домов Кёнигсберга вот так: Cunt. Кант очень обижался, а после решил вовсе не жениться, чтобы не ассоциироваться.
• «Дятел на собственном суку» (блюдо такое)
• женское оте́лло

АНА́МНЕЗ

q

Всё приходит в запустенье.
У меня проблемы с тенью.
Очень страшная она,
Что ни день, в дугу пьяна,
Повторяя «Харе Рама»,
Целоваться лезет к дамам,
Оставляет на обоях
Неприятные следы.
Что же делать мне с тобою,
Мать твою туды-сюды?
Чем я стал тебе не мил?
Мармеладом не кормил?
Не плясал с тобой вприсядку?
И прорехи не сурьмил?
Ты беги ж ко мне скорее,
Милый добрый доктор Фрейд,
А иначе захирею
От душевных диарей.
Вот души моей ключи,
Ты лечи-лечи-лечи,
Ты лечи меня беседой,
Добрым словом обогрей,
Ты своей мето́де следуй,
Зигмунд Яковлевич Фрейд.
Заплачу тебе сполна,
Только сделай, чтоб она
Стала мне подругой милой,
А не самкой гамадрила,
Чтобы трезвою была,
Хулиганства не вела.
Отстранён и скособочен,
Я её пугаюсь очень,
Вот такие пироги.
Добрый доктор, помоги.