March 8th, 2017

ФАНТАЗИЯ НА ТЕМУ ЧЕХОВА В ТОМСКЕ

Снимок

Увидев сию кляксу, я разом вообразил себя тем самым мужиком… Ах, да, следует об'ясниться...

В 2004 году, к 400-летию Томска, на набережной Томи рядом со «Славянским базаром» и областной администрацией благодаря стараниям местного умельца Леонтия Усова был установлен такой вот памятник А.П. Чехову. Именуется он громоздко и претенциозно: «Антон Павлович в Томске глазами пьяного мужика, лежащего в канаве и не читавшего «Каштанку»:
i-m

Чехов, было, в 1890 году посетил Томск. Его биограф англичанин Donald Rayfield (Anton Chekhov - A Life) довольно забавно описывает некоторое своеобычие пребывание Антона Павловича в городе:

"В Томске на улицах была непроходимая грязь и нашлась лишь одна городская баня. Чехов в некотором смысле открыл «туристический сезон» в Центральной Сибири: на праздных путешественников здесь смотрели с любопытством и оказывали особое гостеприимство. В гостинице Антона, сидевшего за письмом Суворину, посетил помощник иркутского полицмейстера Аршаулов. Он привёз на прочтение Чехову свой рассказ, попросил водки и разоткровенничался о любовных проблемах.
(…)
Аршаулов пригласил Антона осмотреть томские бордели, из которых они вернулись в два часа ночи. Впечатление о городе осталось неблагоприятное: «Томск город скучный, нетрезвый; красивых женщин совсем нет, бесправие азиатское. Замечателен сей город тем, что в нём мрут губернаторы».


Возвращаюсь к кляксе; не знаю уж, почему, но представил я себя лежащим в канаве и ошалевшими от пьянки глазами снизу вверх созерцающего автора «Каштанки», «На дне» и «Иуды Искариота». Некоторые искажения образа, как мне кажется, вполне простительны. Попейте с моё.

ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЛУКАШИНА

лукашинг

В пёстрой компиляции Дмитрия Чернышёва «Как люди думают» понравились рассуждения об инверсии, в частности, перевёртышах сюжетов.

«Можно брать фильмы и менять в них сюжеты на противоположные. Мой друг как-то пошел смотреть совсем старенького Мишулина в «Карлсоне» и понял, что на самом деле воображаемый друг — это Малыш, а Карлсон — просто одинокий старик.

А сюжет «Иронии судьбы...» был бы гораздо интереснее, если бы в разных городах одинаковыми были не квартиры, а люди. Какая драма получилась бы, когда Женя Лукашин начал бы трезветь и понимать, что он находится в Ленинграде...»


Только вот тут я застрял, поскольку у заявленной инверсии есть несколько вариантов.
Collapse )