March 7th, 2017

(no subject)

• портной на глаз определил долготу и широту клиента
• проблема века: возведение квадрата в куб
• улыбка монарха продемонстрировала богатство и изящество императорских коронок
• жевательные пельмени со вкусом клубники
• роскошный бутик; ценники стоят дороже товара
• посудомойша
• подпольные весы (для нелегального взвешивания)
• нательные весы (оригинальное украшение + гаджет)
• воспаление мандолин (переполох в оркестре народных инструментов)

БОЛЕЕ ЧЕМ СТРАННОЕ ПРОБУЖДЕНИЕ

headrest-14C5A101D0C2FA86983

В восемь часов утра я проснулся от какого-то зуммера, похожего то ли на мои электрические часы, то ли на телефонный будильник. Я лежал и думал, что же это за напасть такая – я никаких будильников с вечера не утруждал. Странно было то, что непрекращающийся звук зуммера исходил из подушки, на коей покоилась моя голова. Я поднял голову, огляделся, прислушался, - в комнате ни звука. Однако, уткнув голову в подушку, я снова услышал противный зуммер. Пролежав минуты две, я понял, что мне уже не спать. Поднявшись, я снова прислушался, - тишина.

Пошлявшись по дому, я вернулся к своему одру, наклонился, приник ухом к подушке: ничего.

Ну, да, скажет кто-то, у соседей будто бы. Но, ради всего святого, почему этот будильник был слышен только через подушку? Что за избирательность такая?

Нет, с прихотливостью звуковой проницаемости стен я сталкивался и раньше. Много лет назад я уже описывал престранный случай, когда, проснувшись среди ночи в подвале дома, что в переулке Плеханова, я услышал, как этажом выше (не через стены, через бетонное перекрытие услышал!) кто-то подходит к телефону, снимает трубку и жужжит дисковым номеронабирателем. При желании я даже мог бы восстановить номер, - так явственно и чётко жужжало.

Но нынешний феномен меня даже несколько напугал. Вот, сижу под компьютерным столом, кое-как дотянулся до клавиатуры, набираю сей текст вслепую. О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух etc.


P.S. На картинке изображена древнеегипетская подушка из пирамиды.

УНА ИСТОРИЯ ЭБАУТ ДАС ЛИД

muki-tvorchestva

Певец Джавуо́ка написал песнь. Песнь была отменна; чтобы убедиться в этом ещё раз, певец Джавуока направился к своему наперснику Ро́збиву и спел ему.

Розбив, услыхав песнь, упал на пол, стал дрыгать ногами, затих, временно утерял рассудок. Когда пароксизм миновал, Розбив встал и сказал: уж коли меня, столь искушённого и многослышащего, твоя песнь тронула столь непосредственно и глубоко, представь себе, что станет с широкими народными массами, когда творение пойдёт в люди. Восхищение совершенством и глубиной замысла превысит человечьи силы, последуем массовый мор, и всему виной будешь ты. Советую внести коррективы. Сделай свою песнь поплоше.

Певец Джавуока удалился в альковы, три дни не выходил, после же разом направился к Розбиву и спел. Наперсника жучило, жамкало, борогозило, бросало в слёзы, искажало черты лица, намочило порты. Но в целом он перенёс пение вполне достойно. Сменив порты, Розбив сказал Джавуоке: Уж, будь любезен, снизь градус ещё, пожалуй. Портов не напасёшься. Народная эмпатия штука непредсказуемая. Вот вдруг попадёшь не в бровь, а в глаз, самому как бы лихо не пришлось. Снижай.

Певец Джавуока удалился в альковы, неделю не было видно, после же бегом к Розбиву и спел. Того пару раз пробило на слезу, четыре раза на хи-хи, единожды лишь он погрозил небу и чуть-чуть лишь разодрал ворот рубахи. Джавуока разом понял, что следует делать, изменил в тексте слово «благоухание» на «специфический запах», а эпитет «волоокая» на «коровьи зенки». Розбив похвалил и одобрил, а при повторном исполнении песни уже ни один мускул не дрогнул на его экспертном челе.

Песня пошла в народ и стала весьма популярна. Массового падежа не последовало, лишь одна экзальтированная особа вознамерилась было покончить с собой на могиле Джавуоки, но, узнав, что он жив и вполне здоров, от отчаянья вышла замуж и родила тройню.

ГОВОРЯТ,


что в прежние времена, при большевиках, все болезни лечили звёздочкой. В любой аптеке можно было купить. Лечились наложением, притиранием, но особо настойчиво советовали носить над больным местом. Чаще всего её цепляли на шапки.

А вы говорите – back in USSR. Ужас что творилось.

$_1