April 26th, 2006

CIRCULUS VITIOSUS

Мужчина лет сорока возвращается домой в крайне раздражённом состоянии. Буквально в самом конце рабочего дня его вызвал к себе начальник отдела и в присутствии секретарши сказал ему буквально следующее: «Слушай, тебе ещё никто не говорил, что у тебя явные признаки евнухоидизма? И что воняет от тебя постоянно, право слово, какой-то прелой псиной? Впрочем, можешь идти».

Придя домой, мужчина зашёл в ванную, долго принюхивался и разглядывал себя в зеркало. Придя к заключению, что шеф в чём-то по-своему прав, мужчина вышел из ванной, и, разглядев на кухне свою жену, без обиняков заявил ей прямо в лоб: «Что это у тебя, жёнушка, такое на голове – колтун или парик из пакли? И вот ещё что мне интересно: вот эти кости в супе, где ты их находишь, на помойке, что ли?»

Жена ушла в ванную и там легонько поплакала. В глубине души она знала, что её муж не такой козёл, каким пытается выглядеть, и в чём-то он по-своему прав: на голове у неё действительно было ужас что, какие-то неровные клочки обесцвеченных редких волосиков, и кости она действительно нашла сегодня, проходя мимо помойки. Выйдя из ванной, она прошла в комнату детей и, обратившись к старшему сыну, сказала ему тихо и убеждённо: «Слушай, пацан, тебе уже пятнадцать лет. Может, хватит ссаться по ночам? Ты ведь весь дом провонял, обормот».

Недоросль бросился в ванную и там пару минут постукался башкой о кафельную стенку. В принципе, он прекрасно знал, что мать абсолютно права, но поделать с собой ничего не мо: что ему, письку узлом завязывать? Кроме того, в какой-то умной книжке он прочитал, что энурез – это последствия тяжёлого нервного потрясения, перенесённого в глубоком детстве. Что за потрясение с ним приключилось, парень не знал, но всё равно немного гордился своей непростой судьбой. Выйдя из ванной, он вернулся к себе и с порога заявил своему младшему брату: «Слушай, дрочила, может, хватит уже голого гонять? Ты ведь уже всю комнату своим добром уделал, у тебя даже из носа капает!»

Младшой послушно пошёл в ванную и там вполголоса повыл. Старший брат во многом прав, подумал младшой, действительно, я изнуряю себя онанизмом, нервная система уже ни к чёрту. Но, с другой стороны, если я прекращу рукоблудие, возможен ещё более реальный нервный срыв. Наделаю глупостей с этой соседкой-писюхой, греха не оберёшься. Немного успокоившись, младшой вышел в прихожую и увидел лежащую на коврике собачку Жучку. Недолго думая, младшой как следует её пнул и сказал вот что: «Ты, гнида, когда-нибудь перестанешь линять? Я сегодня твою шерсть в холодильнике нашёл!»

Собачка Жучка не пошла в ванную, предпочла поплакать прямо тут, на коврике. Она понимала, что младшой, в общем и целом, прав. Но, с другой стороны, какое-никакое оправдание у неё было: кормили её всякой дрянью, и неизбежный авитаминоз давал о себе знать постоянно. Собачка встала, доковыляла до гостиной и твёрдо заявила коту Ною: «Пакостная твоя душа, ты ведь вчера опять пометил ботинки хозяина, так теперь в прихожей дышать нечем. И сколько ж в тебе этой самой вони?»

Кот плакать не стал, ибо полагал, что против природы не попрёшь, а что касается вони, он не раз и не два предлагал хозяевам, чтобы его сносили к ветеринару и кастрировали, но те отнекивались: дорого. Всё равно, Ною было неприятно, что его библейское имя какой-то пёс пытается смешать с грязью. Не долго думая, кот поймал мышку и сказал ей вот что: «Бегаешь по всей квартире, гадишь, где ни попадя! Добро твоё высыхает, смешивается с пылью, и мы все ЭТИМ дышим, аллергию зарабатываем! Так что, сука, ещё раз, и я тебе устрою укорот».

Мышка, вся в слезах, побежала по своим делам, не замечая, что на ходу из неё прямо сыпется. Забежав в соседнюю квартиру, она напоролась на блоху собачки Жучки, которая решила немного размяться и тоже посетила соседей. Не зная, что и придумать, мышка ляпнула ей, что пришлось: «Посмотрела бы ты на себя через микроскоп, уродина, так сама бы в петлю полезла. Чмо кровососущее!»

Блоха, которая никогда не задумывалась на тему своей внешности, была шокирована донельзя. За неимением слёзных желез она бестолково попрыгала на месте, подумывая, на ком бы выместить тупое недоумение, рвавшееся из глубины души. Тут откуда-то сверху, весьма кстати, упала крошечная лобковая вошь. Блоха тут же взяла её в оборот: «Что, мандавошка, не удержалась на рабочем месте? Дрянь членистоногая, ползи обратно сама знаешь куда!»

Лобковая вошь, которую впервые в жизни так грязно обозвали, долго не находила себе места, однако в конце концов сообразила, куда путь держать, и действительно, вскоре была дома. Ближе к вечеру её снова потревожили какой-то беспорядочной вознёй. Она была вне себя от ярости, ибо скоро обнаружилось, что ей не по своей воле пришлось куда-то переселиться. В бессильной злобе она нарожала сотню-другую детей и скончалась в страшных муках.

Мужчина лет сорока очень осторожно пробрался к себе домой. Визит к соседке подтвердил, что никакой он не евнухоид, что всё очень даже ничего. И запах никто не отметил. Так что, вполне удовлетворённый, мужик завалился спать. Посреди ночи проснулся от невыносимого зуда в паху.

Он тычками разбудил жену и чуть не в голос заорал: «Ты где вшей понацепляла, блядь старая?!» Жена, сонно зевая, встала и поплелась в комнату к сыновьям. Там уже загодя начали стукаться башкой об стенку и выть вполголоса.

. . . . . . . . . . . .


Гвардей Цытыла, 260406

Άνέχδοτά-8

Анекдот на злобу дня

Приехал как-то 26 апреля 2006 года Президент Всероссийский в город Томск. Приехал на самолёте, укачало его, ибо в целях безопасности летел от Москвы на пожарном АН-2 с пятью посадками плановыми и тремя внеплановыми. Белый весь, злой, как собака, спрыгнул с борта, и тут подходит к нему губернатор местный, Виктор Мельхиорович Кресс-Салат. Человек, как известно, простой и бескомпромиссный, местный губернатор известен всему миру знаменитым вопросом, заданным какому-то местному бизнесмену средней руки и прозвучавшему по TV: «Ну, что?.. Штанишки… не мешают?.. Не душат?..» Не помню уж, что ответил местный бизнесмен средней руки, но я бы на его месте сказал вот что: «Никак нет, господин губернатор! Всем довольны, не извольте беспокоиться».
Ну, вот, подходит к Президенту господин губернатор, улыбчивый такой, и с ходу орёт: «Вован, ёб твою мать, наконец-таки нарисовался, хуй сотрёшь! Пошли, водки ёбнем за приезд». Президент наш, понятное дело, опешил: «Вы чего это себе, Виктор Мельхиорович, позволяете по отношению к столь высокому официальному лицу?!» А тот: «Нечего, нечего! Это ты там у себя в столицах выёбывайся, а у нас, ты знаешь, тайга-хозяин. Мы народ простой и бескомпромиссный, и не любим этих ваших выкрутасов. Вон, глянь».
И рукой кажет: из лесу выходит охотник с агромадной трёхстволкою, и за кольцо в носу тащит колоссальных размеров лося. Подходит к губернатору и Президенту, толкует: «Лося надо? Три литра шпирту, и по рукам». Губернатор, как знал, из сумочки холщовой вынимает банку шпирту, отдаёт её охотнику, сам же верёвочку с кольцом передаёт Президенту со словами: «Это, Вован, тебе от всей души, от наших сибирских пацанов. Пошли, ёбнем водки за приезд и за лося».
И вот дела: так Президенту лосик по нраву пришёлся, так его местное радушие поразило, что, действительно, пошёл, ёбнули по триста грамм. С устатку Президента так развезло, что он во что бы то ни стало захотел из аэропорта Богашёво до Томска на лосе проехаться. Ну, посадили его кое-как, и поехал он в Томск. А на ходу буровит: «И на хуя мне это президентство? Вот одену кимоно, и уйду в лес, как Маугли стану. Так ведь, лосик?» А лосик ему и отвечает человечьим голосом: «Так точно, господин Президент. И я с тобой рвану, разъебись оно всё троебучим проебом». На том и порешили.

Гвардей Цытыла, 260406