gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ВЕТЕР

C7fPO7vVAAAJLeX

Это движение масс воздуха вдоль поверхности Земли из зоны более высокого давления в область более низкого давления. В принципе, к ветру применима аналогия сообщающихся сосудов.

Естественно, что если бы на Земле совершенно выровнялось атмосферное давление, феномен ветра прекратил бы своё существование. Однако полагаю, что нам это не грозит.

Естественно желается перенести эффект атмосферного феномена на какие-то иные области жизни, включая социальную. Например, можно говорить о т.н. «информационном ветре» - то есть в естественных социальных условиях информация распространяется из области наибольшей концентрации в область информационного вакуума. Скажем, из городов, как центров торговли, производства и науки в сельскую местность. На самом деле в нынешних условиях не приходится говорить о естественном распространении информационного ветра - ситуация больше напоминает принудительную вентиляцию.

Ветер сам по себе ни хорош, ни плох, - этими качествами его наделяет перемещаемый воздух. Скажем, нет ничего лучшего, чем ветер с пивзавода – настолько восхитителен запах ячменного солода. На всю жизнь мне памятен запах горячей карамели с фабрики «Рот Фронт», донёсшийся до меня во время моих блужданий по Замоскворечью, где-то на Пятницкой.

В то же время слово «поветрие» в своём изначальном смысле означает эпидемию. «По ветру прилетевшая» чума, либо иная язва – ну, в состоянии ли ветер принимать решения, что ему нести, а чего не стоит?

При должном желании и умелом пользовании современными средствами расчёта розы ветров, я думаю, можно творить всевозможные маленькие кунштюки. Скажем, в нужное время сказать несколько слов на ветер с тем, чтобы, преодолев тысячи километров, ветер донёс эти слова конкретному адресату. По крайней мере, удивление адресата гарантировано. Также можно доставлять мелкие посылки и письма.

В любом случай, ветер почти всегда ассоциируется с изменениями, с чем-то новым и неожиданным. Как можно забыть иберийских кобылиц античности, которые, как известно, беременели от вполне определённого ветра? Кстати сказать, кто мешает разработать такую технологию оплодотворения сейчас? Сконструировать эдакие летучие сперматозоиды, которые в обилии летают себе и оплодотворяют не только лишь иберийских кобылиц, но и вполне респектабельных дам. Не хочешь оплодотворяться, прикрой. Хочешь, создай условия максимального благоприятствования.

Ветры с седой древности любили персонифицировать, придавать им черты всяческих богов и божков. Тут тебе и Борей, и Зефир, и Эол, и невесть кто ещё. Человеку никак уж не хочется быть включённым в какой-то пошлейший физический лабораторный опыт с перепадами давления. Намного приятнее представить себе, что какие-то огромные невидимые сущности, надувая щёки, дуют в том или ином направлении, тем самым порождая движения воздуха. То-то будет смеха, когда обнаружится, что так оно и есть. Учёные тут же бросятся изучать щёки невидимых богов, а по химическому анализу выдуваемого воздуха будут делать выводы о состоянии здоровья того или иного повелителя ветра и почтительно предлагать ему способы лечения.

Возвращаясь к социальному, невольно представляется, что люди лёгкие перемещаются по ветру без всяких затруднений, люди же более отягощённые самыми разными обстоятельствами ветрам неподвластны, твёрдо держатся на ногах или же плотно сидят на своих чугунных задницах. Я, скорее, отношусь ко вторым и нисколько не завидую первым, но мне всегда приятно наблюдать, как то поодиночке, то стаями несутся они по ветру, кувыркаясь и переругиваясь невесть с кем. Лёгкость и парусность присуща в основном молодым людям, - взрослея же, они грузнеют, начинают летать довольно низко и всё более неловко. Впрочем, есть и исключения – эдакие перистые старички и старушки, с гиканьем и матами носящиеся туда-сюда, всё едино оставляющие после себя запахи лет и нездоровья.

Нет, порой и чугунным задницам хочется отстегнуть оные и воспарить, уносясь куда-то по ветру. Но дело не в весе, дело в ином: куда унесёт, нужны ли мы там? Размышления об этом приводят к постоянному и однозначному: никому мы на фиг не нужны. Так что не торо́пимся отстёгивать.

Кроме того, есть и более простодушные опасения. Вот занесёт ветром в этот знаменитый мёртвый район Атлантики, и начнётся мёртвый штиль, и буду я висеть над пустыми и бесконечными водами неделю, другую…

Что скажешь, противоречивая штука этот ветер. В частности, и в том, что, когда он тебя несёт, ты его и не чувствуешь, будто и нет. А вот когда выходишь из дома и чуть не разом он тебя гнёт к земле – как не почувствовать, как не уяснить всю силу его и всё то, что он несёт в себе.

Я, помню, в армии однажды двое суток просидел на гауптвахте, в дикой вонище, в камере, где дышать было совсем нечем. А потом меня освободили, и вышел я на осеннюю улицу Советскую, и ветер с мокрыми листьями обдал меня, - я чуть не заплакал от счастья. Иногда (иногда) для счастья достаточно лишь ветра. А не ваших там самореализаций с самоактуализациями.
Tags: ЛЕКСЕМЫ
Subscribe

  • ПРО СЕБЯ

    Выражение лица его было таково, будто он одновременно думал все мысли на свете. * Его ужасно раздражали встреченные на улице люди, которые ели на…

  • АЗ

    Я, право, не знаю, кто я такой. Узнавание себя в зеркале мало о чём сообщает. Я узнаю и своих друзей, но это же не я. Чем тогда я от них…

  • РАЗМЫШЛЕНИЯ О СУЩНОСТИ ПРЕКРАСНОГО

    Вот Даниил Страхов красивый мужчина. Намного красивее меня. С трудом в это верится, но всё же, пометавшись по своим покоям, беру себя в руки и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments