gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ЗНАНИЯ В МАССЫ

Снимок

В 1971 году потомок киевских евреев американец Эбби Хоффман выпустил в свет книжку Steal This Book (Укради (сопри) эту книгу). Это такая контркультурная писанина, давно переведённая на русский язык. Книга невеликая, из неё вы можете узнать, как делать самодельные бомбы, выращивать коноплю, воровать в супермаркетах и о многих-многих других ужасно важных вещах.

Тридцать издательств отказались её печатать, тогда Хоффман создал собственное издательство Pirate Editions, дистрибьютором стала компания Grove Press. За полгода было продано четверть миллиона экземпляров. Уж не знаю, сколько было украдено. Совсем неплохо для контркультуры.
*
Я уже когда-то писал про Хоффмана, и про его печальный финал тоже упоминал; но напомню рецепт: 150 таблеток фенобарбитала запить «Бурбоном». По всей видимости, человек он был вздорный, но неглупый, и прекрасно уразумел, какова судьба «профессионального революционера», что будет, если всю жизнь заниматься «протестом против существующих порядков». Ты превращаешься в собственное привидение, а идеи, за которые ты цепляешься, как за пробковый плот, - в шутовскую маротту, сиречь палку с бубенцами и пузырями, наполненными сушёным горохом.
*
Ему вроде бы приписывают такую тираду: «Вот уж не везет, так не везет: я хотел написать самую подрывную книгу в истории, а она стала коммерчески успешным бестселлером». Я не думаю, что эти слова он произносил, горестно рыдая и посыпая голову пеплом. Всякий шут доволен свалившейся на него славой. Никогда ещё не слышал про скрытых, непроявленных шутов.
*
Любое закрытое, тайное знание, ставшее достоянием «широкой общественности», мгновенно обесценивается. И Запад в этом смысле не знает себе равных, обесценивая и превращая в труху всё, к чему бы не прикоснулся. Для меня образцом этой технологии является шутка с «Лолитой», благодаря которой никому не известный Набоков мгновенно превращается в классика, а сама книжка, проданная миллионными тиражами, в миллионах же домов стоит на книжных полках, прочитанная на четверть (это видно по срезу страниц).
*
Про хиппи и йиппи тоже можно говорить долго и обстоятельно, но лень. Меня всё же интересует этот очевидный цугцванг: некое знание, доступное немногим, ценно, но неприменимо и неэффективно. Однако, становясь достоянием масс, оно тут же теряет всякую ценность и используется ради чего угодно, но не ради своей изначальной цели.
*
Книжка «Исцели себя мизинцем», изданная каким-то небывалым тиражом и раскупленная за полчаса, никого не исцелит, но позволит издателю и автору какие-нибудь милые излишества в быту и досуге. Может быть, исцелить себя мизинцем вполне возможно, но для этого требуется полугодовой пост, специальные упражнения для мизинца, включая искусственный перелом, переживание мистического опыта и многое-многое другое, о чём в подобных книжках писать не принято. Народу такое не нравится. Народу хочется hic et nunc. И я его понимаю.
*
Немного в сторону. Уникальный опыт балансирования между закрытым и гласным знанием был явлен мне в детстве и юности; «самиздат» в 70-80-е годы был так широко распространён, что стал доступен даже старшеклассникам, а уж перепечатки «Бани» якобы пера А.Н. Толстого читали и в младшем школьном возрасте. Ореол «запретности» работал безотказно: любую дрянь читали запоем, по ночам, все всё «знали», но при встречах лишь особым образом складывали пальцы на левой руке и мимолётно улыбались: дескать, всё в порядке, мы тоже знаем, но никому не скажем.
*
Есть один способ уберечь тайное знание от масс: профессиональный язык. Скажем, я откровенно боюсь книг, наполненных алгебраическими формулами. Для меня это знание будто бы и не существует, хотя оно совершенно открыто для любого доброхота. Не менее сложен профессиональный язык философов, хотя здесь у меня невеликий опыт есть. Лингвисты, генетики, физики, химики, множество иных сообществ и групп обладают такими же корпоративными языками, для большинства обывателей совершенно закрытыми и тёмными.
*
Пожалуй, этот факт и вызывает некоторый страх; вполне возможно, со мной каждый день говорят на каком-то особо профессиональном языке, который я почему-то принимаю за понятный и общедоступный. Мне говорят какие-то страшные вещи, я же глупо улыбаюсь и говорю: да-да, конечно, обязательно. Я всё понял, спасибо за информацию.
Tags: Психологические ытюды
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments