gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

СНЫ О ЧЁМ-ТО БОЛЬШЕM

1.
Это было так: я сидел на унитазе и утруждал себя грубой физиологией, одновременно читая «Кулинарный словарь» Вильяма Похлёбкина. А именно это:
«Тэтмьёльк (или «длинное молоко»; швед. tätmjölk, исл. Langur mjơlk). Кисломолочный продукт, приготавливаемый в странах Скандинавии, а также в Швейцарии и возможный во всей планетарной Субарктике и в высокогорных областях Центральной Азии, где произрастает несколько видов растения пингуикула (Pinguicula vulgaris), которое отличается от других растений тем, что поедает садящихся на него насекомых. В России это растение встречается только на Кольском полуострове.
«Длинное молоко» приготавливается посредством внесения в тёплое, погретое до 36-42 градусов по Цельсию цельное овечье, козье или коровье молоко сока указанных растений, пучком которых натирают внутреннюю поверхность ёмкости (горшка, кастрюли, банки, бочки), куда заливают молоко.
Вследствие взаимодействия с соком растения молоко довольно быстро свёртывается в полужидкую тягучую массу, трудно поддающуюся разрыву. Взяв пальцами частичку «длинного молока», можно вытянуть из него «нитку» длиной почти до полуметра, пока она не разорвётся.
«Длинное молоко» известно в Скандинавии почти 1000 лет. Однако лишь недавно его производство было поставлено на промышленную основу. Исландские биологи доказали, что сам по себе сок указанных растений не имеет никакого отношения к свёртыванию молока, и что оно достигается бактериями и грибками, приносимыми насекомыми и паразитирующими на растениях»…
Было о чём задуматься.
Я представил себе какого-то древнего викинга, который сидит перед горшком с молоком, и не знает, что в него сунуть, чтобы вдруг стало вкусно. Дело дошло до конского волоса, подмышек любимой женщины, почившего хорька, взмаха меча недруга. Так что все предыдущие 1456 попыток не увенчались успехом, получалась вовсе какая-то дрянь, не поддающаяся дегустации. Наш викинг загрустил, но ненадолго: вдруг он увидел растение Pinguicula vulgaris, жрущее очередную муху, и его осенило: в горшок с молоком, предварительно подогрев оное молоко, надо сунуть это чудесное растение. И у него всё получилось, остаток дня он провёл, вытягивая из упомянутого горшка своими грязными пальцами «длинное молоко». Сам образ вытягивающего викинга так пришёлся мне по душе, что мои дела стали прогрессировать по нарастающей.
В этот момент в мой маленький приватный туалет вошла молоденькая девушка, лет 18-ти, и без обиняков заявила: «Здравствуйте. Что читаете?» Я не нашёлся, что ответить: по-прежнему утруждая себя грубой физиологией, я ответствовал лишь «Здравствуйте, Похлёбкина», одновременно неловко пытаясь натянуть трусы. Скажем откровенно, у меня ничего не получилось. Осев боком, я ужасно неуклюже рухнул справа от унитаза, ударившись головой о край чугунной ванны.
Очнувшись через пару минут, я тут же зафиксировался на укоризненном взгляде девушки, которая, склоняясь надо мной, делала мне прямой массаж сердца, а попросту, вскрыв кривым и ржавым, невесть откуда взявшимся ножом, грудину, жамкала правой рукой моё безжизненное сердце. «Я тебя вылечу», - сказала она, - «мне очень понравилось, что ты читаешь книги, сидя на унитазе. Ни один из моих мужчин не читал их вовсе. Почитаешь мне как-нибудь вслух?.. Ну, хотя бы вот так же, на толчке?..»
«Да», - ответил я смущённо.

2.
И снова это было так: я сидел на унитазе и утруждал себя грубой физиологией, одновременно читая «Кулинарный словарь» Вильяма Похлёбкина. А именно:
«АЙРАН. Молочный напиток у народов Северного Кавказа и Азербайджана. Приготавливается из катыка (йогурта), разведённого на одну треть холодной кипячёной водой. Айран – нестойкий напиток, он имеет тенденцию быстро отторгать воду. Поэтому, во-первых, его постоянно взбалтывают и держат всё время на льду или в погребе сразу же после приготовления. Во-вторых, стараются использовать в течение суток. В-третьих, перед разведением водой катык отцеживают от сыворотки, чтобы айран был «ровным».
Ладно, подумалось мне, хорошо. Но что же такое «катык»? Я пролистал страницы.
«КАТЫК. Кислое молоко, заквашенное культурой болгарской палочки. В отличие от простокваши (сырокваши) заквашивается после кипячения и последующего остуживания до 30-24 градусов, но не ниже, катыком предыдущего дня изготовления в количестве 100-150 грамм на литр молока. Катык (он же – мацун, мацони, йогурт) широко употребляется и в чистом виде, и как приправа в национальных кухнях Средней Азии, Закавказья, Татарии, Башкирии».
Вот оно как. Вот оно какое, творчество народов мира. Нет бы простого молока хлебнуть и утереть губы, надо ещё из Болгарии притащить их культурную палочку и заквасить. Не по-детски тужась, я вновь и вновь размышлял о принципе необходимости и достаточности. Вот, солнце у нас одно. Но надо же, - мы всё время печёмся о создании некоего «рукотворного солнца». Вот, вроде бы не дураки, и интеллект у нас присутствует, слава тебе, Господи. Но мы ратуем за создание «искусственного интеллекта». Неужели смысл творчества – создавать то, что уже и так есть, упиваясь всего лишь тем, что это мы создали? Пигмалионы, ети ихих мать, Геростраты, греби её в черешню, Франкенштейны, свисток им в зубы!
Эмоции подхлестнули мои и без того нешуточные позывы. В этот момент в мой маленький приватный туалет вошла упомянутая девушка, но, скажем без обиняков, уже заметно постаревшая: лет сорока, не менее, - «Ты вообще когда-нибудь выходишь из сортира?» Это был вопрос, обращённый ко мне. «Как ты затрахал меня с этим своим Похлёбкиным!» Это был крайне эмоциональный всплеск, напор которого я выдержать был не в состоянии. Осев боком, я ужасно неуклюже рухнул справа от унитаза и ударился головой о край чугунной ванны, прижимая к груди томик «Кулинарного словаря».
Я лежал на холодном кафельном полу и думал: вот, голова моя расколота, вот, надо мною стоит какая-то сорокалетняя девушка и, всплескивая руками, вопит горестно: «Ах, какая нелепая смерть!» А это не смерть, думал я, это лишь переход в иной мир, чудный и удивительный. Там я смогу всё время сидеть на унитазе и читать самые разные книжки. Тойнби, де Сада, Маршака, де Куинси, Задорнова-отца, Пушкина-дядю, протопопа Аввакума. Мало ли кого. Вот так, почитывая, и по капле выдавливая из себя раба, я, глядишь, и сподоблюсь в конце концов чего-нибудь.
Ничего не вышло.
Опять прямой массаж сердца, опять какой-то кривой и ржавый нож, искренняя забота в любимых глазах. «Ты так и знай, - я тебя не отпущу, ты будешь жить вечно, благо, кривых и ржавых ножей на белом свете не считано. Присядь, - куда? – а вот, на унитаз, почитай, почитай мне вслух, я люблю, когда ты мне читаешь здесь».
«Да, конечно», - ответил я.
Subscribe

  • ОБЩИЙ СБОР

    Я прилетел в Москву довольно поздно вечером, а уж пока добрался до Мытищ, так и вовсе было два часа ночи. Пантеон Забутов встретил меня на…

  • * * *

    Вот говорит календарь, что-де «скоро зима», А зима уже здесь, за окном. «Скоро уйду», говоришь, «с тобою тюрьма», А ушла уж давно, в году…

  • 100

    Слушая некий опус Max Richter, подумал, что пошлость применительно к музыке состоит в её предугадываемости. «Вот сейчас будет вот так, а сейчас вот…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments