gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

ВЫ УЖ ТАМ ПОПРОИЗВОДИТЕЛЬНЕЕ

Снимок

Читаю о народнике Валериане Осинском (1852 - 1879), и мне неприятно.

Мне отвратительно то, что во второй половине XIX века Россия зачем-то породила всю эту шушеру, ораву прекраснодушных уголовников, будто бы пассионариев, на самом же деле глубоко больных и неверных существ, пекущихся о благе народа без всякого согласия и желания этого народа.

Вот и этот Осинский. Генеральский сынок, в Питер приехал с юга, из Таганрога, поучился год в институте, да бросил. После мыкался в земских учреждениях, по ходу дела примкнул к народникам. Начудил в Киеве, принимал участие в терактах 1878 года, когда были убиты киевский прокурор Котляревский и жандармский полковник Гейкинг. В начале 1879 года в том же Киеве был арестован, при аресте оказал сопротивление. Вместе с ним арестовали и его гражданскую жену Софью Лешерн фон Герцфельд, как вы догадались, тоже генеральскую дочку, ещё полгода назад бывшую невестой некоего славного народника Феофана Лермонтова, внезапно почившего. София отделалась каторгой (связи, связи…), ну, а Осинский был приговорён к расстрелу, заменённому повешеньем. В Киеве и повесили вместе с двумя своими подельниками.

Степняк–Кравчинский описывает господина Осинского так, что мне становится как-то неловко:

«Он был прекрасен, как солнце: стройный, пропорционально сложенный, крепкий и гибкий, как дамасский клинок. Его белокурая, несколько откинутая назад голова грациозно держалась на изящной, нервной шее. Высокий мраморный лоб с тонкими голубоватыми жилками был слегка сжат на висках. Правильный, точно изваянный резцом скульптора нос придавал его красоте тот классический характер, который так редко встречается в России. Небольшие светло-русые усы и бородка оттеняли красивый, выразительный, страстный рот. И это чудное лицо освещалось парой больших голубых глаз, полных огня и юношеской отваги».

И сам герой с редкой красоты ртом тоже отметился, в своём предсмертном письме на свободу, к товарищам. Это письмо после переписывали от руки, а позднее и напечатали, так что было кому красивыми ртами взахлёб читать вот это самое:

«Дорогие друзья и товарищи!

Последний раз в жизни приходится писать вам, и поэтому самым задушевным образом обнимаю вас и прошу не поминать меня лихом. Мне же лично приходится уносить в могилу лишь самые дорогие воспоминания о вас. Особенно спасибо тебе, И., за твою сердечность; и я, и жена моя, и В. горячо тебя любили и всей душой благодарим за заботливость о нас.

Мы ничуть не жалеем о том, что приходится умирать, ведь мы же умираем за идею, и если жалеем, то единственно о том, что пришлось погибнуть почти только для позора умирающего монархизма, а не ради чего-то лучшего, и что перед смертью не сделаем того, что хотели. Желаю вам, дорогие, умереть производительнее нас. Это самое лучшее пожелание, которое мы можем вам сделать, да еще: не тратьте даром вашей дорогой крови! и то — всё берут и берут…

…Мы не сомневаемся в том, что ваша деятельность теперь будет направлена в одну сторону. Если б даже вы и не написали об этом, то мы и сами могли бы это вынести. Ни за что более, по-нашему, партия физически не может взяться. Но для того, чтобы серьезно провести дело террора, вам необходимы люди и средства… (…)

Больше, кажется, нечего писать о делах. Так и рвешься броситься в теорию — да руки коротки… и торопишься, и все такое прочее.

Дай же вам Бог, братья, всякого успеха! Это единственное наше желание перед смертью. А что вы умрете и, быть может, очень скоро, и умрете с не меньшей беззаветностью, чем мы — в этом мы ничуть не сомневаемся. Наше дело не может никогда погибнуть — эта-то уверенность и заставляет нас с таким презрением относиться к вопросу о смерти. Лишь бы жили вы, а если уж придется вам умирать, то умерли бы производительнее нас. Прощайте и прощайте!..»

*
Ключевые слова – «дорогие товарищи, умрите производительнее, чем я». От этого «производительнее» меня почему-то самым натуральным образом мутит.
*
Меня мутит и от этого инфантильного и фальшивого стиля, от этого идеализма, который на поверку оказывается каким-то тупым инстинктом самоуничтожения и попутного уничтожения «всех плохих людей» ради «народа», которого они не знали, боялись, а кто-то и откровенно презирал.
*
Меня мутит от их всеобщей недоученности и верхоглядства, от их пап-генералов (у Перовской и вовсе действительный статский советник, то есть камергер двора), от их гопнического атеизма мутит.
*
Но всё уже случилось, поздно крыльями махать.
*
Однако когда сейчас где-то я слышу что-то подобное, вижу что-то напоминающее этих седой давности «революционеров», косноязычных, упёртых недоучек, которые готовы что угодно ради какого-то там «счастья» или «справедливости», я думаю только об одном: остановите их, любыми способами, только остановите, нейтрализуйте их. Если их мортидо не даёт им покоя – помогите мортидо, только так, чтобы при этом никто другой не пострадал.
Tags: ИСТОРИЯ
Subscribe

  • О ВРЕДЕ ПОТАКАНИЯ ВЕСЕЛИЮ

    Потрёпанный жизнью, немного деформированный, немного усушка-утруска, да, несколько облезлый поэт лет сорока сидит особняком в каком-то заведении и…

  • ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ РОМАН (пиеса)

    Егор и Окулина прогуливаются по аллеям и садам, нюхая цветы. После каждого цветка Окулина счастливо смеётся. Егор тоже нюхает и смеётся, но его…

  • ТРИ ВЕЧЕРА

    Пьеса в трёх актах. Действующие лица: Он, Она, За Стеной. Акт 1. Номер гостиницы «на час». Он и Она после любовных движений и стенаний,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments