gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

ЮВЕНИЛЬНОЕ МОРЕ

В своё время в цикле «Поучения, или письма в Москву», я, как мог на тот момент, отразил своё видение проблемы адолесцентности современного общества (см. приложение). Сей хитрый термин означает, в принципе, вот что: мы живём в мире молодых людей, причём с каждым десятилетием молодость становится всё моложе. Всё, чем живут ныне масс-медиа и мировой потребительский рынок, подчинено интересам упомянутой возрастной категории.

Быть человеком среднего возраста и, тем более, стариком, становится всё более НЕПРЕСТИЖНО, если подобный термин здесь вообще уместен. Забегая далеко вперёд, выражу сразу мнение и своё, и многих других авторитетных для меня людей: по сути дела, европейская цивилизация уверенно движется к тотальной сенекофобии, иными словами, дискриминации по возрастному признаку. Из знаменитого гимна меланхоликов «Если бы юность умела, если бы старость могла…» первая часть изъята полностью и бесповоротно.

В школьные годы был у меня один одноклассник, Андрюша Онскуль, мальчик манерный, выпендёржный, претендующий на всезнание и всеобщий авторитет. Мне почему-то запомнилось, как в классе пятом (!) он торжественно поведал мне, что жить вообще-то стоит лет до тридцати, после же – не жизнь, а прозябание, копчение неба, бесконечное пуканье под одеялом. Когда же я, поражённый подобным откровением, чуть ли не шёпотом задал ему вопрос «А как же дальше, после тридцати?..», Андрюша уверенно и честно сказал: «А никак. В тридцать лет я застрелюсь». (Так ведь не застрелился-таки, латгал сраный! Ещё ведь и в Германию умотал, на истерическую родину. Поди, ходит там себе, и мучается угрызениями совести, чувствуя за плечами свои почти 42 года.)

Странные мысли 12-летнего дурачка, в принципе, полностью совпадают с теневой ментальностью современной рекламной индустрии и TV. Да, вслух об этом не говорится, но то, что подразумевается, нет никаких сомнений. Если прислушаться и приглядеться, тема старения-увядания либо вообще табуирована, либо подаётся так, чтобы вызвать у зрителя-слушателя в лучшем случае отвращение, в худшем – тупую агрессию.

Поначалу я думал, что всё дело в коммерции и только в коммерции: если самым большим потребительским потенциалом обладают teens, на них и надо ориентироваться. И вот вам целый воз рекламных кампаний, где явными императивами являются жизненная энергия, яркость, беззаботность, веселье через край, ниспровержение всяческих авторитетов и прочее. Забавно и то, что несколько утомившее понятие «креативность», сиречь творческая активность, тоже почти полностью узурпировано мóлодежью и пóдростками.

Но ведь дураку ясно, что в обществе потребления то, что касается рынка, тут же отражается на все без исключения стороны жизни. Посмотреть очередной «КВН», так хоть пой, хоть пляши: 80% гэгов связаны с рекламой и рекламными слоганами. Всё, как в умной книжке (Douglas Rushkoff, «Media Virus!», М., «Ультра. Культура», 2003): по телевизору мы смотрим, как в телевизоре обсуждают одни телевизионные передачи о других телевизионных передачах. Но ладно бы только это.

Самое главное качество адолесцентного общество заключается в том, что оно БЕСПАМЯТНО. Во-первых, - и это очевидно, - потому, что прошлого у него ещё нет. Во-вторых, потому что прошлое – это напоминание о том, что ЧТО-ТО БЫЛО, и что ЭТОГО БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ. Юность с такими вещами смиряется крайне неохотно. Пока баланс сил в обществе существовал, роль ЗАПОМИНАТЕЛЕЙ играли среднее и старшее поколение. Когда же центр тяжести сместился в сторону «неумелой юности», а это так, -произошло вот что: общество стало намного более управляемым.

Ведь резистивность молодости декоративная, кажущаяся: на самом деле она – пластилин в умелых руках. Обычай, обряд, традиция – это цемент социума: он менее гибок, но более сопротивляем внешним влияниям. Ну, а голимая гибкость без костей, так это даже не смешно. И вот я читаю уже упомянутую книгу, главу, в которой описывается предвыборная кампания Клинтона, и, в частности, его форум с тинейджерами на MTV: «… Клинтон понимал, что имеет дело с постлитературной культурой. Многие избиратели давно уже не обращались к печатным изданиям и даже сетевым новостям за информацией о том, что происходит в мире». (ibid, стр. 103)

Управлять жизнерадостными кретинами – одно удовольствие. Почему-то мне припомнилась гениальная фраза Пантеона Забутова: «В детстве меня пугали бритой ногой». Ну, а действительно, как не испугаться, если только вчера посмотрел хоррор «Бритая нога мутанта Зорро», а сегодня утром какая-то тётя по TV под музыку выдирала клочья волос из своих косматых голеней? Ты управляем именно потому, что личный и родовой опыт отсутствует практически повсеместно, он заменён на messages медийной индустрии. Тебе некому больше доверять, и ты доверяешь, предположем, MTV.

Беспамятность есть вневремéнье. Я давно заметил, что ученики школы, даже старшеклассники, уже лет десять как не носят наручных часов. Приятельница Римма, преподавательница ТГУ, увидев у меня на запястье часы, обозвала меня чуть ли не «динозавром». Она объясняет феномен отказа студентов от часов очень просто: у всех есть сотовые телефоны. Но, во-первых, всеобщая сотовая истерия в Томске началась всего лишь года два-три назад. Во-вторых, для меня это не объяснение. А вот что похоже на правду: время подсознательно воспринимается как симптом болезни смерти, и от него стоит держаться как можно дальше, а лучше и вовсе забыть. Счастливые часов не наблюдают.

Меньше чем через месяц мне стукнет 41 год. Моё жизненное пространство, обожаемый немцами Lebensraum, и без того сужается год от года. Хочется, чтобы этот процесс происходил как можно более естественно, и уж конечно, без каких-либо стимулов, приходящих извне, вроде: «Как, уже уходите?.. Даже чаю не попьёте?..»

Гвардей Цытыла, 130306

Приложение, письмо № 161 из цикла «Поучения, или Письма в Москву».

Ты вот в адолесцентном обчестве живёшь Пантеонушко а всё старикуеш!

Крехтиш всё ох там у меня заболело а там кольнуло а оттудова потекло, надо принять пирамидон. Сериал «Вечный зов» глядиш и не нарыдаешся до сей поры, хоть ево сто двацатый раз показывают: «Как он там, Стёпка?». Принимаеш таблетку от старости, геронтологией увлёкся. Пластинку какую слушаеш? Лещенку да шульженку с Изабеллой Юрьевой. Спи, понимаеш, моё бедное серце, щастье, понимаеш, ведь было случайно.
Отработанный человечик, пустая порода. Вот мне твой сосед (огромной, скажу я тебе, башки человек!) пишет: «О прошлом только печётся, о былом, о минувшем… А разве можно в наше динамичное время так жить? Это не позитивно, это не конструктивно». И я с твоим соседом солидарен. Ибо другая эпоха пришла.
Адолесцентный – знать, юношеский. То есть с молодостью и с напором. Вот ты хоть раз видал по телевизеру рекламу с картинкою и с таковым текстом: «Этот катетер помог мне избавитца от навязчивых ухаживаний медсестры, хоть мне и девяноста семь лет?». Или «Вставная челюсть без меня – ничто, со мною – всё!» Потомушто эти вонючие старикашки некредитоспособны, они в хрюшку копилки мировово бизнеса ни копейки не потратят, а всё своё на похороны угрохают. Они – отмирающий ствол наших могучих юных веток.
Ты ли это? нет, у тебя ещё есть шанс.
Вот стань какнибуть с утра пораньше, пока жена спит, и понакупи в магазине всяких жувачек, сосалок, децских неожиданностей, сиречь «киндерсюрпризов», динозавриков зелёных и скульптуру поверженново Бэтмэна. Я тебе скажу, што продавщица на тебя посмотрит весьма одобрительно: дескать, видно, што не увял ещё душой, молодой ещё то есть, и бесплатно тайком подложит тебе в пакет пачьку контрафактных татуировок из серии «Сатанизм для самых маленьких». Домой тихонько вернись, жене татуировок напереводи пока спит, и разложи везде свои децские неожиданности. И вот жена с антресоли слезает, - ба, а тут жувачка с пузырём! Шаг-другой, - ба, а тут сосалка на палочке с неразгаданным внутренним содержимым! Киндерсюрпризов наломает, а оттуда всякие твари полезут, и космическая машина, и даже складной запридох.
То-то радостей станет, то-то вы день проведёте: то пожуёте с пузырём, то в парк Юрсково периуда сыграете, то ты – Дартс Ветер, он же Анекин Скайвокер, то жена – принцесса Амидала, дочька тоесть, а потом наоборот.
То есть ты доволен? Да. Жена? Ещё пуще. Она тем более от немца привезла набор пласмассовых игрушек «Аушвиц», сиречь «Освенцим», и тайком от тебя тихонько забавлялась. Но главно она тебе под вечер скажет: «Спасибо тебе Пантеонушко, вернул ты меня в потерянный рай возраста начальной школы, а я тебя завтра тогда верну в тинэйнжэры!» Ты всё равно этово не услышиш после полуторы литров брэнди.
Ты же Эльхантьевна пока он не очухалса и не начал похмелять дух, с утра поранше беги в мытищу и купи ему вот что: а.) сотовую трубку поярче и с цветным дисплеем; б.) одёжку поярче и попросторней штобы там могло поселитца ево «Я»; в.) белую маечьку с натписью «I' m bang-up again!» или там «Sissy boy» (ну тоесть я снова беременный или там плакса); г.) зайди в магазин розыгрышей и купи рвотных масс или вампирьи зубки пластиковые, они это любят пошутить. Ну ещё конешно плеер со страшною музыкой и билет на ночные танцы в заброшенной мясохладобойне на окраине мытищи.
Придёш, делом займись, скажем, иди валить очередной манчжурский кедр. Свалила, домой заходиш, а он тут как тут, сидит с плеером во всю голову в своей безразмерной одёжке и наяривает, лыбясь во весь рот, на трубке какую-нибуть эсэмэску сразу трём девчёнкам, дескать пойдём ночью в мясохладобойню. Глянет на тебя добрым влажным глазом и скажет: спасибо говорит жена што ты вернула меня в потерянный рай, ну и далее по тексту. То есть сразу видно што успел похмелитца.
То есть адолесцентный - это значит надо чево-то покупать. Ну вправду, што я сам штоли буду делать пластиковые зубки или там безразмерные штаны? А ведь хочетца, и потому я, обуреваемый юношецким задором и энэргией, вытяну на это срецтва из умирающево класса и пойду пугать и веселитца. То есть кто платит, тот и заказывает музыки.
И следовательно нам Пантеон тоже надо перестраиватца. Не раз в году а на постоянку. И вот приежжаю я к вам а ты во садочке сидиш а рядом с тобой агромандая гора пробок от клинцкого пива. Вот, говориш ещё пять штук, и я её, эту кучу здам и получу фирменный футляр для фирменных пивных зубочисток с наклейкою, которая даст мне право на второй тур. Жена тут же бегает в кратких штанишках и радуетца, што поймала самое молодёжное радио, а там конкурс: кто сумеет в эфир сматеритца так, штобы никто ничего не понял. И якобы она выйграла приз, майку с надписью «B.Y.O.B.» (ну тоесть кажный приносит бутылку с собой, бринг ёр аун боттле). Только надо срочно ехать в Калугу, радио знать оттуда доноситца.
То есть адолесцентный - это значит можно што угодно выйграть, всех обмануть и ходить в заветной майке, выковыривая из зуба пиво. Вот што молодость с человеком делает Пантеонушко а ты молодеть не хочеш. Прекрати.

Гвардей Цытыла
Subscribe

  • ГРАЖДАНСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ

    Некий сценарий. Безумный учёный Петя изобретает некий прибор, который достоверно определяет, есть ли у человека душа, нет ли её. Скоро…

  • РЕВЕРСИИ

    Одно из редких, но достойных развлечений детства - дружеские фантазии на тему «жизнь наоборот». Сейчас есть куча приблуд, с помощью которых можно…

  • ЖИЗНЕЛЯПЫ

    Есть такое довольное нелепое слово, ужасно любимое широкой общественностью – «киноляпы». Почему-то широкая общественность обожает, когда ей…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments