gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

БАСНИ № 3-5

БАСНЯ № 3.

Один Фашист до того обнаглел, что явился в полном вооружении, в модной каске, на поле Бородинской битвы, и говорит: «Кого угодно супротив меня выставляйте, всех изничтожу, повергну и низложу. И, при том, мне за это ничего не будет!»
В народе, который прохаживался тут же, неподалёку, возник лёгкий ропот.
А он продолжает: «Мы, Фашисты, народ простой, нордический. Нам по нраву, чтобы блицкриг, танненбаум и гастарбайтеры!»
Ропот в народе усилился.
А он снова: «У меня есть добрый помощник Робот, его зовут «Фау-3», и ежели я, не дай бог, погибну, то вас в его лице настигнет оружие моего запоздалого отмщения».
Этакого наглого заявления уже никто не мог вытерпеть, и стали готовить целую Армию Зайцев. Там были и генералы, и сержанты, и ниндзя, и камикадзе, и даже один Герой Шипки, понятное дело, слегка примороженный, но довольно бодро стучащий в барабан.
И вот представьте себе: по одному краю поля ходит Этот, в модной каске, машет саблею и гранатомётами, а на поясе у него висит огромная бомба вкупе с тремя-четырьмя десятками заячьих скальпов. На другом же краю, – не менее сотни тысяч Отважных Зайцев, которые, подобно древним берсеркам, мелко дрожат и, выделяя пену, грызут края своих боевых щитов, изготовленных из прессованной моркови. Фашист же продолжает громко и несколько театрально смеяться и вызывать на мортал комбат самого храброго из этого презренного стада любителей кератина.
Шёл час за часом, щиты из прессованной моркови сменялись другими, Фашист уже явно утомился прохаживаться туда-сюда, стучать себя пяткой в грудь и театрально посмеиваться. Зайцы то и дело посматривали на колоссальные песочные часы, установленные поодаль на нейтральной территории, и то и дело бегали в кусты то ли отлить, то ли ещё раз приложиться к фляжке душистой, то ли то и другое одновременно.
Заметьте: Фашист находился в более сложной, по сравнению с Зайцами, ситуации: если он удалится в кусты по любой, даже самой достойной причине, будь то молитва или поправить каску, Зайцы тут же воспримут это, как бегство с поля боя, и запишут себе очко. А ему, то есть Фашисту, с каждым часом становилось всё более лихо, ибо перед объявлением смертельной битвы он непредусмотрительно принял не менее пяти литров баварского пива со свиными баварскими ножками и баварским же горохом. И вот стоит он уже, а не прохаживается, и вот переминается с ноги на ногу, и понимает, что ещё пять-десять минут, и он навеки опозорит тевтонский дух, смысл и плоть…
(Нужно ли говорить тебе, о, достойный читатель, насколько всё это жизненно, насколько всё это проверено как теорией, так и практикой? Можно это именовать «синдромом порядочности», можно как-либо иначе, легче от этого не становится… Существует идиотская легенда о французском генерале Галифе: будто он, страдая недержанием мочи, специально придумал такой покрой своих боевых штанов, дабы вставлять в полости оных баллоны с мочеприёмниками (я не шучу, я слышал такое). Вот и Фашисту нашему в сей момент не грех было бы подобные галифе надеть, так ведь нет, - он вышел на бой в серебристо-белых лосинах со штрипками…)
Финал предсказуем: наш Фашист, яростно скуля, укрылся в ближайших к полю боя кустах, и оттуда вскоре донёся уже не скулёж, а то, что мой придворный поэт называет «параллельное оргазму чувство». Зайцы же, услыхав всё это, бросились в атаку, залезли в кусты, и, обнаружив там Фашиста в известном положении, жестоко пленили его, и провели чуть позже и в том же положении по улицам Москвы, чем весьма обрадовали князя Дмитрия Ивановича, с той поры почитавшегося у нас не иначе, как «Дмитрий Донской, Наш Святой».
И всё успокоилось. На время.
Мораль: Не пей, идучи на рать, а коли на рать вышел, так не ссы.




БАСНЯ № 4.

Один весьма Воинственный Заяц весьма утомился охотой на волчков. Те, которые в живых остались, поджав хвосты, прятались по Незнамо Где, а те несчастные, которые знать не знали, где такое Незнамо Где, роптали на жизнь в чистом поле, являясь прекрасными мишенями для нашего охотника и, они же, для шуток и срама всей Окрестной Сволочи, которой у нас всегда выше достатка.
Заяц же наш Воинственный, возлежа на бивуаке, в окружении всё той же Сволочи, бахвалился победами своими и потрясал винтовкою системы бельгийской, инженера Бердана. Сволочь с трепетом взирала на винтовку и пыталась пробраться как можно ближе к Зайцу, дабы лизнуть тому лапку и произнести что-то вроде «Премного Вашей Милостью польщены и обласканы». Итогом стала давка и мелкие потасовки, но, впрочем, дело обошлось.
Тут появилась Штука На Двух Ногах, в новом потнике с тесёмочками чистого шёлка, с Документом. Вела себя Штука таинственно и несколько надменно. Подойдя к бивуаку она, как могла, откашлялась и, поднеся Документ к подслеповатым глазкам, начала по складам читать: «И вот тут Заяц начал волков стрелять. Те, бедняжки, бегают по полю голому, вопрошают пощады и понимания, а этот презлодейский Заяц только лишь щерится зубом и пуляет в них, болезных, отравленными зарядами с разрывным свойством и кумулятивным эффектом. А не знает этот преподлый Заяц, что умервщляет он Санитаров Леса. А что это означает? Вот, скажем, Воинственный Заяц не всю же свою жизнь будет отважным, когда-то и он начнёт сдавать, станет старым и немощным. И вот, скажем, бредёт наш Бывший Воинственный заяц по ложку, по полянке с костыльком, чихает и кашляет, а при каждом чихе умудряется воздух испортить. И так уж ему невмоготу станет, что возопиет он к небу: «Пора бы мне и честь знать!» Тут, по просьбе страждущего, и появится волчок серенький, и скажет он так: «Давай-ка я тебя безболезненно скушаю, даже не взирая на твои вонь и кашель, в целях вовсе не злодейских, а для сохранения экосистемы Нашего Родного Леса в завидном Иным Прочим равновесии!» То есть волчок тебе услугу окажет, сам насытится и мир в гармонии сохранит. Так что ты волчков прекрати изводить, иначе я на тебя управу изыщу. ПОДПИСЬ».
Поначалу Штуку На Двух Ногах никто не слушал, однако постепенно она голосом своим, до невозможности противным, внимание на себе сосредоточила и дочитала Документ уже в полном молчании и послушании. Даже Заяц как-то внутренне сжался и отложил винтовочку в сторону, как бы не его, а так просто лежит, приблудная якобы.
Штука На Двух Ногах читать прекратила, пот утёрла, знамо дело, - читать по складам гораздо труднее, чем всё вместе. После обратилась к Зайцу, дескать, каков же ответ последует, то есть что мне передать ПОДПИСИ? Тут из толпы Сволочи раздаётся робкий голосок: «А кто такова эта самая ПОДПИСЬ и с чем Её едят?» Тут Штука На Двух Ногах вовсе рассвирепела и вот что выдала: «Ах ты, Сволочь Мелкая, ужо тебе, и на тебя ПОДПИСЬ найдётся, дай только срок!» Тут все в таковой ужас вошли, что разбежались кто куда, даже пленённые на охоте волчки, гремя кандалами и цепками, уковыляли опрометь. Остался один Воинственный Заяц, вовсе очумевший от страха, да Штука На Двух Ногах. Та явно торжествовала, ловко прихрамывая по остаткам бивуака и попинывая уголья костров. Потом, приковыляв к распростёртому на овчине Зайцу, она сказала вкрадчиво: «Ну, что, узнал ты теперь силу ПОДПИСИ? Трепещи же отныне, я тебе не какая-нибудь тебе Штука На Двух Ногах, а Администрация!!!» Чуть поостынув, продолжила: «Шкуры волчков принимаем каждый день с десяти до двух, по ценам, гораздо ниже рыночных. Так что милости просим». И уковыляла, по пути обронив свой Документ и монокль.
Заяц, уже несколько придя в себя, всё это подобрал, от грязи подчистил. Монокль вставил, куда надо, взял Документ, и прочитал только вот что:
«Мораль: Не смеши народ, - Зайцу ли на волчков охотиться?»



БАСНЯ № 5.

Однажды два Робота весьма устаревших моделей решили изловить и побить неслабо Зловредного Зайца, который, преподлый, постоянно строил им Козу и публично потешался их устарелости. Но не так-то всё это было и просто: Заяц бегал прытко и мобильно, а наши Роботы были на колёсиках, и на пересечённой местности выглядели более чем бледно.
Тогда они поступили так: пошли в конфетный магазин, и купили там три килограмма, понятное дело, конфет карамелек. После вышли в чисто поле, свистнули, как надо, и на этот призыв тут же прискакала целая свора разной Мелкой Сволочи, охочей до конфет. Роботы дали каждой Сволочи по конфетке, и каждой же пообещали, что при удачном завершении предприятия каждая получит ещё по три. То есть если эта самая Сволочь поможет Роботам загнать и пленить Зайца. Сволочь, радостно и шумно лопоча, на это согласилась, и в знак сердечного союза устроила на небе радугу.
Тут же принесли и План Захвата. Там было написано, что одна, Самая Мелкая Сволочь, должна притвориться, будто ножку подвернула. Зайцы, известные своей патологической тягой к сирым и убогим, не могут не обратить внимания на стоны и проклятия оных. Обычно они садятся чуть в сторонке и, жуя жвачку, зачарованно наблюдают, как Оно всё мучается. И вот когда Заяц, увлечённый зрелищем, вовсе впадёт в прострацию, вся Остальная Сволочь должна, подкравшись, набросить на него сетку и тем самым пленить и обездвижить обидчика Роботов.
План прочитали и одобрили. Все встали и долго хлопали, а одна Сволочь даже принялась симулировать одновременный вывих всех лап, но её бойкотировали методом тыка. После выборов кандидатура Самой Мелкой Сволочи была единогласно утверждена, ею стала Сволочь № 27857.
Роботы были довольны. Подмигивая друг другу светодиодами и указывая друг другу путь лазерными указками, обнявшись за плечи, до поздней ночи они раскатывали на своих скрипучих колёсиках по укромным тропинкам заповедного леса, пели песни и предвкушали сладость мести.
На следующий же день, надо сказать, всё прошло по Плану, то есть замечательно всё как прошло. Заяц действительно, зачарованного косил глазом на Самую Мелкую Сволочь, которая противно кряхтела, ныла, охала: «Ой, дескать, нога ты моя, нога, нога ты моя подвёрнутая!» Тут и сетка крепкая, тут и Заяц, в той же сетке обездвиженный и весьма удивлённый превратностями жития-бытия.
Наши Роботы поспешили к пленённому. Окружённые стайкой Радостной Сволочи, они стали охаживать Бедного Зайца электрическими и тепловыми, сиречь солнечными, ударами, приговаривая при этом: «А вот не дразнись, а вот не строй Козу Заслуженным Механизмам!» Натешившись вдоволь, испив сладкую чашу мести сполна, Роботы отпустили Зайца восвояси, понятное дело, свистя и улюлюкая. Кстати, я так и не могу до сих пор понять, что такое «улюлюкать»? Может, мне просто не дано это понять?.. Ладно.
Когда же пришла пора рассчитываться со Сволочью, Роботы, перемигнувшись друг с другом, сказали ей, что вот, они сейчас быстренько скатаются до магазина и привезут целые короба вкусных конфеток, помышляя только о том, что Сволочь она лишь Сволочь, и не более того. Сам же, уединившись в любимом чулане с криком «Спать пора!» взаимно отключили друг друга.
Сволочь, простояв в ожидании в чистом поле суток пять, поняла наконец-то, что её кинули, и поспешила к Зайцу. Тот сидел в берлоге и помышлял об ответной мести. Гостей поначалу он принял неласково, но после сменил гнев на милость, выслушал и сочинил Свой План. А попросту, прокрался в чулан, где отдыхали клятвопреступники, и перегрыз все их проводки и контакты, до которых смог дотянуться. В общем, когда наши Роботы очнулись от спячки, они быстро сообразили, что на ремонт им понадобится не менее пятисот фантиков, а вы-то соображаете, что это для Роботов стоит.
Мораль: Не обижайте Сволочь, себе дороже!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments