Top.Mail.Ru
? ?

Previous Entry Share Flag Next Entry
ТОРЖЕСТВО ЭСКАПИЗМА. ОСТРОВ.
gvardei
q
3.

Право, я понятия не имею, как я попадаю на этот остров. Каждый раз способ коммуникации чем-то отличается от предыдущего. На нынешний день я остановился вот на чём: если мне захочется туда, следует подойти к любой двери и особым образом постучать по ней. После же подождать пару секунд, толкнуть или подать на себя, - готово: за дверью покажется тот самый полутёмный коридор с плафонами.

То есть я могу попасть на остров из любой точки Земли, правда, если там есть хоть какие-то двери. Однако мне никто не мешает соорудить какое-то их подобие (пусть самое жалкое) самому, эффект будет тот же.

Кстати, там, на острове, есть некий шлюз, с помощью которого я могу попасть оттуда в любую точку Земли. Рядом со шлюзом, напоминающем душевую кабину, на полке лежит некий справочник, в котором есть коды (координаты) практически всех мест планеты. Набираешь последовательность цифр, входишь в шлюз, открываешь другую дверь, и оказываешься, скажем, где-то на набережной Монтенбло. Походишь туда-сюда, посмотришь на Нотр-Дам, купишь пару каких-нибудь глупых картинок и возвращаешься обратно уже известным способом.

Я и сам не знаю, зачем этот шлюз. Но, согласитесь, довольно привлекательная штука.

Что до способа попадания на остров других людей, - это только через меня. Именно я должен передать человеку информацию о том, как «особым образом стучать» и так далее. То есть тот человек, который знает, как, может попасть туда так же, как и я сам.

Вот тут и встаёт во всей своей красе знаменитая «проблема заповедника». Там, на острове, уверяю вас, хорошо и спокойно, там действительно очень легко. И есть немало людей, которых я хочу туда сводить и показать, как там и что. Поваляться в ванне с живой водой, поговорить с ретривером, покататься на лодке с моторчиком вокруг да около, да мало ли…

Но, к сожалению, всё чаще и чаще я стану замечать, что остров-то, он уже не совсем и мой, что постепенно он станет наполняться той самой жизнью, от которой я, собственно, и бежал сюда.

Вот и дилемма: либо я себялюбивый и жёсткий эскапист, который загробастал этот остров для своего приватного времяпрепровождения, либо я добрый, никому не отказывающий мямля, который превращает остров в какие-то долбанные сочи. Первым я быть не хочу, второй же скоро сам себя проклянёт. И, как всегда, золотой середины не предвидится.

Есть, понятное дело, ещё два страха, связанных с островом. Первый – классический, со времён прочтения Герберта Уэллса засевший в голове: каков будет мой ужас, когда подойду к двери, постучу особым образом, толкну, - а дверь не откроется. Уже никогда, сколько бы ни пробовал.

Второй – подобный первому: натешусь на острове, соберусь обратно, глядь – а в полутёмном коридоре плафоны не горят вовсе, и выхода нет, и не будет уже до скончания моего века