gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

НА САМОМ ДЕЛЕ, АССОЛЬ, GRAY СЕРЫЙ

Читаю лозунги времён студенческих волнений во Франции в мае 1968 года, - меня охватывает какая-то серая тоска.

Sous les pavés, la plage! – Под булыжниками мостовой – пляж.

Nous ne voulons pas d’un monde où la certitude de ne pas mourir de faim s'échange contre le risque de mourir d’ennui, - Мы не хотим жить в мире, где за уверенность в том, что не помрёшь с голоду, платят риском помереть со скуки.

Il est interdit d’interdire, - Запрещается запрещать.

Soyez réalistes, demandez l’impossible, - Будьте реалистами, требуйте невозможного.


Ну, и тому подобные сопли пузырями. Я сразу вспомнил Гренобльский университет 2010 года, - зачем-то сфотографировал вот это:
Осень 2010 поездка 566
(grève bloquage sabotage – забастовка блокада саботаж)

Я с давних пор глубоко презираю подобного рода «протесты», - в них нет ничего, кроме пустой, гремящей, как тысяча кастрюль, движухи и ликования по поводу внезапно случившихся вседозволенности и безнаказанности. Знающие меня подтвердят, что я никогда не был образцом законопослушности и любителем «чинно-благородного» образа жизни, - но когда я вижу вот такого рода экзальтацию, когда какие-то невероятно живые и вертлявые витии начинают, брызгая слюной, пороть всякую чушь, которая вдруг заводит «массы», - меня берёт серая тоска.

Есть один принцип, постижение которого многим почему-то недоступно. Суть его проста: революции происходят не от безнадёжности существующего положения вещей, наоборот, - от пресыщенности. Отбери последний кусок хлеба у нищего, - он не станет тратить время на рваньё рубашки на грудях, ему не до чести, все свои силы он направит на выживание. Отбери бифштекс с кровью у сытого и довольного, - он тут же возьмёт творческий отпуск и посвятит его романтике революции. Потому что ущемили его священное право поедать бифштекс с кровью. Его тонкая нервная организация не в силах перенести подобное поругание.

Неужели никто никогда не задумывался, что все эти протесты, майданы, прочая требуха, - дело рук бездельников, которые могут себе позволить неделями-месяцами не задумываться о хлебе насущном? Конечно, немало там и тех, кого в античные времена называли параситами (παράσιτος - «сотрапезник») - помощники при исполнении религиозных культов, имевшие право участвовать в общих застольях в пританее; впоследствии нахлебники, прихлебатели, обедневшие граждане, которые зарабатывали бесплатное угощение, развлекая хозяев). В общем, вполне весёлая публика, которая кем-то воспринимается весьма трагедийно-торжественно: борцы, блинский блин, с несправедливостью, гнётом, тиранией, плутократией, прочими нехорошими явлениями.

Нетрудно догадаться, что им самим, параситам и бездельникам, выгодно выглядеть именно таковым образом, - dulce et decorum est. Но, как по мне, то чего уж они действительно недостойны, так хотя бы мало-мальского уважения.

Ну, свалили французики великого де Голля, ну, поплясали, постучали в бубны, - а после «революционеры» обросли юным жирком, заматерели и довольно скоро превратились в какое-то непотребство, которое раз за разом приводит к власти в стране персонажей театра Гран-Гиньоль; последняя троица - Саркози, Олланд, Макрон, - в этом смысле невероятно живописна.

В любом протесте нет ничего, кроме протеста. Пускай протест справедлив (не всегда, но бывает) - за ним не стоит ничего, кроме кастрюль и ажитации. Когда протестная программа выполнена, - свалили, победили, ура, - наступает интеллектуальный коллапс, - он страшен, это глухая тишина безмыслия и непонимания, что же дальше. Эту тишину заполняют всем, чем угодно, порой самыми чудовищными звуками.

Скажем, после 1991 года, когда всем надоело стоять на митингах в честь победившей демократии, переминаясь с ноги на ногу, переглядываясь и спрашивая шёпотом – а что потом, а что потом? – появились эти рыночные уродцы, которым гроша ломаного не стоило «убедить» нас в необходимости приватизации и «шоковой терапии». А там и убеждать никого не надо было, вакуум требовал заполнения чем угодно, пускай даже тем, что вне природы русского сознания и совести. Вот и всё, а ты боялась, даже юбка не помялась.

Потому каждый раз, когда я наблюдаю только приближение этого социального оживления, этого «ветра перемен», когда я слышу все эти дешёвые витийства, - серая тоска берёт меня, потому что во всём перечисленном нет ничего, кроме неё, серой-серой.
Tags: Моралите
Subscribe

  • ПОЛЕВОЙ ДНЕВНИК

    этнографической экспедиции. Научный руководитель Гвардей Цытыла. Выполнил: Гвардей Цытыла. Цель экспедиции: сбор образцов устного народного…

  • СОВЕТЫ БЫВАЛОГО

    Иногда идёшь по улице, и вдруг чувствуешь за спиной то, что называют «дыхание зомби». Это может плохо закончиться, если не знать, что надо…

  • ХУДРУК

    Давно это было. Я малый ещё совсем был. Жило в Томске страшное чудовище Худрук. Оно было очень большое, волосатое, с огромной пастью, шестью…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments