gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

PH’NGLUI MGLW’NAFH CTHULHU R’LIEH WGAH’NAGL FHTAGN

Снимок

Не так давно я посмотрел один довольно нуарный российский сериал, который с моего разрешения «держал меня в напряжении до последней минуты», хаха. Когда же всё разрешилось (не так позорно, как в 90% иных подобных сериалов), я всё же испытал некоторое разочарование. Днями позже, а именно сегодня, я взялся читать эссе Мишеля Уэльбека «Г.Ф. Лавкрафт: против человечества, против прогресса» (впрочем, оригинальное название «H. P. Lovecraft: Contre le monde, contre la vie»; откуда взялся прогресс, ума не приложу).

И вот я читаю:

«На более глубоком, скрытом плане в методе фантастического повествования с медленно идущим развитием между тем присутствует недостаток. Обнаруживает он себя, как правило, лишь по прочтении нескольких произведений, написанных в одной и той же струе. Умножая происшествия, больше двусмысленные, нежели устрашающие, читательское воображение дразнят, не удовлетворяя по-настоящему; побуждают его уноситься в полет. А это всегда опасно — оставлять воображение читателя на свободе. Ибо оно очень даже может само прийти к жутким выводам; жутким по-настоящему. И в ту минуту, когда автор через пятьдесят страниц трудоемкого приготовления преподносит нам тайну своего последнего ужаса, случается, что мы слегка разочарованы. Мы ожидали худшего».

Вот именно то, что случилось (и не впервые) со мной. Я действительно предполагал, что всё намного хуже и страшнее. Я не знал, что именно и как именно это случится, - но весь упомянутый noir к тому меня вёл. Всё то, что на протяжении многих серий складывалось в образ намного более устрашающий – в конце концов свелось к зловещему, но вполне земному и даже понятному.

Удивительным образом и сценаристы, и иные прочие творцы-ваятели научились нагнетать, - но не в состоянии действительно испугать. Причина тому мне вполне ясна.

Вернее, их две. Во-первых, сценаристы – тоже люди, и когда они подходят к этой довольно неприятной грани между страхом бытовым и иррациональным ужасом, у них срабатывает предохранитель. Перейдя границу, творец перестаёт быть творцом, разом превращаясь в объект воздействия иррационального. И то, что получится в результате, - уже не вынесешь ни на экран, ни на иной носитель. Со стороны это будет выглядеть, как записки сумасшедшего ( и это самый детский эпитет).

Потому авторы подобных шедевров попросту «сливают финал», - себе дороже, главное, удержать зрителя на протяжении Х серий, а уж там как получится. Внезапно появляющийся на лыжах брат-близнец, испарения от удобрений, отравившие всю округу, - не всё ли равно…

Я думаю, и им хочется того самого финала, но, как говорится, «не поймут».

Это и есть вторая причина. В области рационального мы все одинаковы, нас с детства муштруют-дрессируют: вот, сейчас будет сцена печальная, он уходит на войну, она провожает, - так, можно даже всплакнуть. А вот сейчас будет смешно: его принимают за гея, а он совсем не гей. Можно посмеяться. А вот тут можно вознегодовать: какова подлость! А вот тут можно торжествовать: справедливость не заставила себя ждать.

Но в области иррационального муштровка и дрессировка почти не имеют смысла; каждый из нас подключается к иррациональному своим сугубым, очень специфическим путём. Мало того, что ключ у каждого свой, мы ещё всё время надеемся его потерять.

Я о том, что я знаю, как и чем меня можно до смерти испугать. Но я никому не скажу. И сам стараюсь забыть. Хотя понимаю, что это невозможно.

Оно мелькает, - редко, но метко, - и каждый раз, когда образ ужасного посещает меня, я прилагаю все усилия для того, чтобы вытеснить – любыми способами – этот образ. Пока получается.

Так вот. Если авторы какого-то сериала завершат его финалом, «жутким по-настоящему», то есть сумеют подобрать ключи к миллионам душ одновременно, - случится что-то, чему сложно дать описание. Да я и пытаться не стану.
Tags: Игры с реальностью
Subscribe

  • О ВРЕДЕ ПОТАКАНИЯ ВЕСЕЛИЮ

    Потрёпанный жизнью, немного деформированный, немного усушка-утруска, да, несколько облезлый поэт лет сорока сидит особняком в каком-то заведении и…

  • ПРОИЗВОДСТВЕННЫЙ РОМАН (пиеса)

    Егор и Окулина прогуливаются по аллеям и садам, нюхая цветы. После каждого цветка Окулина счастливо смеётся. Егор тоже нюхает и смеётся, но его…

  • ТРИ ВЕЧЕРА

    Пьеса в трёх актах. Действующие лица: Он, Она, За Стеной. Акт 1. Номер гостиницы «на час». Он и Она после любовных движений и стенаний,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments