gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Category:

ЧТО ТВОРИТСЯ У НАС ЗА СПИНОЙ, или НРАВЫ БОГЕМЫ

Снимок

Сцена 1. Алоэ и Мухтар.

Алоэ: А, Мухтарчик... Как дела?
Мухтар: Прекрасно. Начал писать новую трагедию, не могу остановиться: уже семнадцать актов накатал… А у тебя как?..
Алоэ: Волшебно, упоительно. Тридцать шесть концертов в высокогорных Андах. Аншлаги, овации. Не ожидала такого энтузиазма: всё же не ниже пяти тысяч метров над уровнем моря… Эти дикари так тоскуют по истинной культуре… М-да. Ну, а как этот… наш неутомимый Пьеро?.. Я слышала, у него СНОВА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ?..
Мухтар: Да, снова. Это и понятно. Неужели у него когда-то ЧТО-ТО ПОЛУЧАЛОСЬ?
Алоэ: В этом ты совершенно прав. НИКОГДА. Я то и дело думаю: если у него НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЛОСЬ, как он держится в нашей среде? Что его держит, как он остаётся на плаву, за счёт чего? И ты, и я – состоявшиеся люди, а он?
Мухтар: Слово в слово я мог бы повторить тобою сказанное. У него ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. А он по-прежнему на слуху, по-прежнему мы перемываем ему кости.
Алоэ: Ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но он – бездарь, я говорю об этом ТЕБЕ совершенно откровенно и жду подобной же откровенности.
Мухтар: А ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но он – ничтожество, эпигон эпигонов, и я говорю тебе об этом совершенно открыто и беспристрастно.
Алоэ: Как всё же прекрасно, что мы так понимаем и так поддерживаем друг друга.
Мухтар: Чмоки-чмоки.
Алоэ: Пока-пока.

Сцена2. Алоэ и Пьеро.

Алоэ: А, Петруша... Как дела?
Пьеро: Прекрасно. Начал писать роман из интимной жизни Пушкина, не могу остановиться: уже пятый том дописываю… А у тебя как?..
Алоэ: Волшебно, упоительно. Тридцать шесть концертов в высокогорных Андах. Аншлаги, овации. Не ожидала такого энтузиазма: всё же не ниже пяти тысяч метров над уровнем моря… Эти дикари так тоскуют по истинной культуре… М-да. Ну, а как этот… наш верный Мухтар?.. Я слышала, у него СНОВА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ?..
Пьеро: Да, снова. Это и понятно. Неужели у него когда-то ЧТО-ТО ПОЛУЧАЛОСЬ?
Алоэ: В этом ты совершенно прав. НИКОГДА. Я то и дело думаю: если у него НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЛОСЬ, как он держится в нашей среде? Что его держит, как он остаётся на плаву, за счёт чего? И ты, и я – состоявшиеся люди, а он?
Пьеро: Слово в слово я мог бы повторить тобою сказанное. У него ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. А он по-прежнему на слуху, по-прежнему мы перемываем ему кости.
Алоэ: Ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но он – бездарь, я говорю об этом ТЕБЕ совершенно откровенно и жду подобной же откровенности.
Пьеро: А ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но он – ничтожество, эпигон эпигонов, и я говорю тебе об этом совершенно открыто и беспристрастно. Он давал прочитать мне свою новую трагедию из интимной жизни Ахматовой, - сущая порнография. Двадцать три акта невыносимого тошнотворного бреда!
Алоэ: Как всё же прекрасно, что мы так понимаем и так поддерживаем друг друга.
Пьеро: Пока-пока.
Алоэ: Tschüss-tschüss-tschüss…

Сцена 3. Пьеро и Мухтар.

Пьеро: О, Мухтар. Сто лет не виделись. Как ОНО НИЧЕГО?
Мухтар: Прекрасно. Заканчиваю новую трагедию, материал биографический, еле уложился в сорок восемь актов… А у тебя как?..
Пьеро: Выше всяких похвал. Буквально вчера закончил осьмой том романа из интимной жизни Пушкина. Это так увлекательно!.. М-да. Ну, а как эта… наша неумолчная?.. Я слышал, у неё СНОВА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ?..
Мухтар: «Неумолчная»?.. А, ты об Алоэ... Докладываю: как у неё может ХОТЬ ЧТО-ТО ПОЛУЧИТЬСЯ?
Пьеро: В этом ты совершенно прав. НИКОГДА и НИЧЕГО. Я то и дело думаю: если у неё НИКОГДА НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЛОСЬ, как она держится в нашей среде? Что её держит, как она остаётся на плаву, за счёт чего? И ты, и я – состоявшиеся люди, а она?
Мухтар: Слово в слово я мог бы повторить тобою сказанное. У неё ВООБЩЕ НИЧЕГО НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ. А она по-прежнему на слуху, по-прежнему мы перемываем ей кости.
Пьеро: Ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но она – бездарь, я говорю об этом ТЕБЕ совершенно откровенно и жду подобной же откровенности в ответ.
Мухтар: А ты знаешь, как я отношусь к твоему творчеству. Но она – ничтожество, фитюлька, кривляка, истеричка, и я говорю тебе об этом совершенно открыто и беспристрастно. Она носится по городу и всем тараторит о том, что дала сорок концертов в высокогорных Андах. Какой дурак помог ей спуститься вниз?
Пьеро: Как всё же прекрасно, что мы так понимаем и так поддерживаем друг друга.
Мухтар: А мне-то как…
Пьеро: Давай же, ДЕРЖИСЬ ТАМ.

Сцена 4, финальная. Пьеро, Мухтар, Алоэ.

Пьеро: Мы знаем, что мы плохо поступаем…
Алоэ: Сплетничаем, наушничаем…
Мухтар: За глаза говорим друг о друге такие гадости, что уши вянут…
Пьеро: Но мы обещаем, мы торжественно клянёмся, что… три-четыре!
Хором: МЫ - БОЛЬШЕ - НЕ БУДЕМ!..

(занавес, гром аплодисментов, овации)
Tags: Малая нравоучительная драматургия
Subscribe

  • * * *

    Жизни унылая суть Может быть maybe мабуть Всевыдувающий ветр Maybe возможно peut-être Нервно хохочущий бес Forse быть может talvez Им же…

  • 100

    После самых расчудесных бесед с самыми правильными людьми остаётся смутное недовольство неска́занным. Недовольство капризное, ибо сам не знаешь, а…

  • * * *

    Есть любови Есть влечения По течению По течению А попробуй вот Увлеки Вопреки реке Вопреки Не затем Что иначе не можется А затем Что иначе не…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments