gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ОГРАНИЧИВАЙТЕ ЧИСЛО ВОПРОСОВ; НАПРИМЕР, НЕ БОЛЬШЕ ТРЁХ.

пирр

Гаспаров пересказывает многословного Плутарха:

«У Пирра был советник — оратор Киней, ученик Демосфена. Пирр говорил, что Киней покорил больше городов словами, чем он сам оружием. Киней спросил:
— Государь, а что мы будем делать, завоевав Италию?
— Завоюем Сицилию.
— А потом?
— Завоюем Африку.
— А потом?
— Завоюем Македонию и Грецию.
— А потом?
— Будем жить припеваючи: есть, пить и веселиться.
— Так что же нам мешает заняться этим прямо сейчас?
Пирр рассмеялся, но войну все-таки начал».

*
Диалоги подобного рода, обычно именуемые «сократическими», «сократовскими», очень опасны. Если вовремя не пресечь, если не прервать поток простеньких, казалось бы, вопросов, если довериться их мнимому простодушию, итог может оказаться самым плачевным (конечно, если «простодушный» окажется достаточно искусным в своём деле).

Итог, по сути дела, один-единственный: крушение какого бы то ни было смысла. Именно потому взрослые не очень любят, когда чадо малое вдруг разразится подобным вопрошанием. Пускай чадо простодушно без всяких кавычек и не ведает, что творит, однако результат примерно тот же: донельзя уверенный в себе дядя вдруг с небывалым раздражением понимает, что чадо завело его в логический тупик. Что его самомнение - это ослиный рёв. Что то, чему он посвятил, быть может, годы и годы, - это упражнения с пилоном. Что он вообще круглый дурак и профан во всём том, в чём, как ему казалось, он невероятный дока.
*
Мне кажется, традицию сократических диалогов сознательно оставили в прошлом, в истории культуры и философии, не поддерживая её в настоящем, - просто потому, что она действительно убивает любое начинание, потому, что десяток-другой вопросов доведут любую кажущуюся плодотворной идею до полного истощения и ничтожества.
*
Ну, вот попробуем же. Кошка-сын к отцу пришёл.

Сын: Отец. Скажи, вот я закончу школу, поступлю в ВУЗ, закончу и его, стану работать, женюсь, у меня появятся дети, и что дальше?

Отец: Как - что дальше? Ты вырастишь детей, они тоже закончат школу, поступят в ВУЗ, женятся, родят своих детей.

Сын: И так далее. А какой смысл в этом довольно заунывном повторении?

Отец: Смысл? Смысла, может быть, и нет, но, как часто бывает, в данном случае более важен сам процесс, чем какие-то его итоги.

Сын: Процесс может быть самым разным. Ты же не можешь гарантировать мне, что я всю свою жизнь буду жить довольно и покойно, и ничто не омрачит дни мои?

Отец: Ну, да, этого я гарантировать не могу.

Сын: То есть, возможно, моя грядущая жизнь станет адом кромешным? Что до конца дней своих я буду страдать?

Отец: Я надеюсь, так не случится.

Сын: Твои надежды мне не очень понятны. То есть, возможно, ты породил меня только для того, чтобы я испытывал несчастья?

Отец: Такая вероятность, пускай малая, но существует.

Сын: А тебе не кажется, что это весьма странно – становиться причиной появления нового человека, судьба которого тебе неведома и от тебя зависит постольку-поскольку?

Отец: Так повелось от века. Не думаю, что именно на мне традиция должна была прерваться.

Сын: Традиция? А где начало этой традиции?

Отец: О, об этом никто не знает.

Сын: Может быть, никакая это не традиция, а всего лишь биологический инстинкт?

Отец: Пускай так, но в ходе развития человечества этот инстинкт оброс таким культурным слоем, что биологизировать институт преемственности поколений излишне.

Сын: Ишь ты, «институт преемственности»… То есть ты утверждаешь, что вся мудрость твоих родителей, дедов, прадедов, прапрадедов и так далее – всё это досталось мне в целости и полном порядке?

Отец: Ну, в общем… да…

Сын: То есть мы принадлежим к древней династии специалистов по наружной рекламе, а все мои предки заканчивали среднюю школу со средним баллом 3,1? («пятёрка» по физкультуре, разумеется…)

Отец: Да не в среднем балле дело, а в том, чтобы человек был хороший.

Сын: А ты хороший?

Отец: Не жалуюсь.
*
Довольно. Нельзя так. Ужас. Кошмар. Довольно.



К содержанию картинки:

«Царь бросился на воина, которым был молодой юноша, и быстро покончил бы с ним, если бы не его мать: увидев, что её сыну угрожает опасность, жительница Аргоса сорвала с крыши черепицу и бросила в Пирра. Та попала в стык доспехов на шее царя и перебила ему позвонки, он упал. Враги набросились на Пирра и отрубили ему голову. Лишённое предводителя эпирское войско сдалось в плен Антигону».

Tags: Моралите
Subscribe

  • СТИВЕН КРЕЙН

    (Stephen Crane, 1871-1900) If you would seek a friend among men Remember: they are crying their wares. If you would ask of heaven of men…

  • НАСТОЯТЕЛЬНОЕ ЖЕЛАНИЕ САНАЦИИ

    Я замечаю в себе странное напряжение. С одной стороны, я то и дело нападаю на существующий порядок вещей, - в социальной жизни, в политической, в…

  • ПЕЧАЛИ СЕРГЕЯ ЛЬВОВИЧА. ПУСТАЯ КЛЮКВА

    Сергей Львович Пушкин (1770 – 1848), переживший жену и шестерых из своих восьми детей (впрочем, пятеро умерли во младенчестве и детстве). В…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments