gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

ДЕЛО ИНВАЛИДА В РОЗОВОЙ КОЛЯСКЕ

Rolstoel_ontoegankelijk

Предуведомление. Текст чуть не двадцатилетней давности интересен тем, что пытается отразить реальный рассказ, услышанный мною когда-то из уст жителя Северска. Он же, в свою очередь, пытался передать мне сюжеты страшилок, когда-то (в начале девяностых, должно быть) бытовавших в его детской компании.

Понятно, что многое я добавил от себя, но замечательная надпись «Смерть советским детям!», манипуляции с сороками, свёрток с салом и многое-многое другое я при всём желании не смог бы придумать, - детское параноидальное сознание мне уже давно недоступно…


Много лет тому назад по закрытому городу Томск-7 (он же – Пятый Почтовый, он же – нынешний Северск) поползли странные, пугающие слухи: будто бы раз за разом, один за одним стали куда-то бесследно исчезать дети. Такого рода толки довольно часто будоражат умы людей, но в данном случае, - и я подчёркиваю это, - речь идёт о городе с очень строгим пропускным режимом; его жители до сих пор, пускай несколько необоснованно, гордятся внутренним спокойствием и почти полным отсутствием криминогенной среды. Тем более пугающи были слухи об исчезновениях.

Уж коли они касались детей, то дети и стали самыми активными информационными агентами. Именно в их среде бурлил поток весьма разноречивой информации. Сразу оговорюсь: ни имён, ни фамилий несчастных жертв мне ни разу не удалось услышать. Но, может быть, дело в том и состояло, что исчезали самые незаметные, о которых и сказать-то толком было нечего? Возможно, и так.

Пришла пора и городским органам внутренних дел заинтересоваться циркулирующими в обществе слухами; нашлись дальновидные сотрудники, которые стали собирать и классифицировать информацию, касающуюся столь болезненной для города темы умолчания. Не прошло и полугода, как на стол начальника Городского управления милиции легла весьма увесистая папка – результат сложнейшей аналитической работы десятков рядовых сотрудников и офицерского корпуса местных блюстителей порядка. Полковник Северянин, – а именно так звали шефа местного УВД, - не один вечер и не одну бессонную ночь потратил на изучение этой папки. И вот что он узнал:

1. Ощущение опасности, пусть слабо проявленное, но всё же явное, дети испытывали при появлении в поле зрения неких подозрительных стариков в инвалидных колясках на ручной тяге (это, знаете ли, два таких рычага по бокам коляски с ручками, как у старых утюгов; конструкция с виду неманевренная, малоподвижная, но, может быть, именно на это – «с виду», и рассчитывал маньяк?).

2. Таковых колясок и прилагаемых к ним стариков в городе насчитывалось всего 6 штук. Легко сказать – «Всего!» Ведь только один из них был реальным преступником, остальные же, думается, были либо агентами его влияния, либо роль их состояла в отвлечении внимания от истинного злодея. Итак – кто же из них?

3. Все известные на тот момент улики явно указывали на старика в инвалидной коляске с розовым чехлом. Даже косвенно подозрение пало именно на него: согласитесь сами, цвет чехла вызывающе непрактичен. Исходя из этого, сама собою напрашивалась мысль: эта и именно эта коляска не использовалась постоянно, как средство передвижения, а служила всего лишь орудием преступления.

4. Дети уверяли также сотрудников милиции, что в арсенале инвалида в розовой коляске имеется множество сложнейших устройств и механизмов, главной целью существования которых было заманивание детей в те или иные тихие и уединённые места (впоследствии выяснилось, что таковым местом, излюбленным негодяем, был подземный общественный туалет в городском парке; невыясненным до конца осталось, как инвалид мог сам, без помощи других людей, на коляске, спускаться вниз. Возможно, он принуждал к этому несчастных детей). Но вернёмся к устройствам. Самым простым из них было зеркало заднего вида, установленное на кресле. На самом деле это был хитроумный фотоаппарат, с помощью которого мерзкий старик в то время, как якобы стоял в очереди за хлебом, выискивал и фотографировал своих будущих жертв. Дети давно уже приметили это весьма нелепое ретро-зеркало, – то ли неприметные вспышки во время съёмки, то ли что иное подвигало их к осторожности. Но как только в голове ребёнка мелькало лишь подозрение в том, что неуловимый объектив зафиксировал их, он опрометью бежал домой, для того, чтобы тотчас же переодеться и стать неузнаваемым для извращенца. Ещё одно верное средство идентификации: ежели к старику из торгового зала выходила продавщица и подавала ему свёрток с салом, дело верное, точное, – это ОН: таким образом, наверняка, при помощи сала, он прямо там, в хлебном магазине, проявлял фотографии, для того, чтобы, возможно, насытить свою изуверскую фантазию и заняться составлением плана очередного убийства..

5. Старик часто оборачивался сорокой. Та появлялась внезапно, ниоткуда, причём без всякой инвалидной коляски (Но если старик – инвалид, то и сорока должна быть таковой? Нет, вряд ли: ведь у старика были бессильны ноги, но не руки. А у птиц именно крылья являются аналогом рук, согласитесь. Да и можете ли вы представить себе такую крупную птицу, у которой под хвостом прикреплено что-то вроде маленькой инвалидной коляски? Милиция сразу бы обратила на это внимание, и маньяк давно бы уже занял место либо в клетке, либо на скамье подсудимых). Любое дитя, увидав сороку, всенепременно должно было особым образом помахать рукой (как именно, - не буду уточнять, ибо, если это станет достоянием гласности, злоупотребления неизбежны). Только лишь после означенных пассов, и лишь только в этом случае сорока в смятении улетала прочь, даже не пытаясь превратиться в одночасье в зловещего старика в инвалидной коляске.

6. С огромным облегчением вздохнул однажды весь город: какой-то местный мальчик, побывавший по путёвке выходного дня в соседнем Томске, рассказал своим родителям, учителям и одноклассникам: маньяк опознан и обезврежен. На центральном рынке этот изувер торговал ветками облепихи, которые, как позже выяснилось, были ветками смородины. Разоблачили его случайно: перевернули коляску, а на днище её увидели страшную даже по нашим временам надпись, сделанную цветными мелками: «Смерть советским детям!» Старика, как говорят, долго били, но ни стона, ни тени страдания; лишь мутноватый старческий взгляд из-под густых бровей, лишь еле слышный говорок: «Ничего, ничего, я уж попозже натешусь!»

7. Однако чехол инвалидной коляски этого человека был однозначно сиреневого цвета. И поэтому ночи полковника Северянина были по-прежнему одинокими и бессонными.

Он решил поручить оперативную разработку дела лейтенанту Кондулайнену. Обстоятельства, которые подтолкнули его к этому, просты и трагичны: лейтенант был инвалидом детства, и от рождения мог передвигаться лишь с помощью инвалидной коляски с пунцовым чехлом. К тому же он был круглым сиротой, и в случае его гибели некому было бы оплакивать потерю. После краткого вводного инструктажа Северянин предложил такой план действий: Кондулайнен, переодевшись в женскую одежду, на своей коляске должен был круглосуточно находиться в общественном туалете в городском парке. Рано или поздно маньяк должен был обратить на него внимание и вступить в контакт.

Лейтенант приступил к выполнению задания. Никто не ожидал скорых результатов, и потому месяц за месяцем полковник Северянин спокойно воспринимал краткие реляции: «Пока ничего». Однако на второй год пребывания теперь уже старшего лейтенанта на столь сложном задании полковник стал проявлять признаки беспокойства. Однажды, прогуливаясь по парку, он спустился в туалет, чтобы проверить, как Кондулайнен справляется с порученным ему делом.

Агент был на месте. Пристроившись в уголке, рядом с разбитым писсуаром, он спал, но как только полковник тронул его за плечо, тут же очнулся и промолвил: «Пока всё чисто, господин урядник!» Полковник насторожился: почему это «урядник»? Что это за лексикон околоточного надзирателя начала века? Но вида не подал, сделал всё, что надлежало, и ушёл. На следующий день он потребовал личное дело старшего лейтенанта Кондулайнена. Когда он открыл первую же страницу, ему стало не по себе: в графе «год рождения» значилось, - «1878 г.»

Так значит, он не инвалид детства! Это глубокий старик, который выдавал себя за молоденького милиционера! Первый шок от открытия сменился ликованием: дело было за малым. На следующий день Кондулайнен был арестован, и вскоре во всём признался: оказывается, у его инвалидной коляски имелся комплект сменных чехлов, один из которых был, вне всяких сомнений, розовым. Экспертиза окончательно и бесповоротно идентифицировала искомый цвет.

Полковник Северянин был премирован путёвкой во всесоюзную детскую здравницу «Артек», где впал в детство и с тех пор находится на попечении своей двоюродной матери.

Старик Кондулайнен вскоре был отпущен под подписку о невыезде: дело застопорилось, ибо дети так и не были найдены. А, как известно, «нет тела - нет и преступления».

Вскоре он трагически погиб, попав под колёса своей же инвалидной коляски. Зловещий символ: за день до этого он в очередной раз сменил цвет чехла на розовый.
Tags: АРХИВ
Subscribe

  • ЛЮБОВЬ КОЛЬЦО

    Принц-консорт Альбе́рт Франц Август Эммануил Саксен-Кобург-Готский (1819-1861), на протяжении более 20 лет муж королевы Англии Виктории и,…

  • (no subject)

    • встретились пироманьяк да гидроманьяк, и стали силушкой мериться • целоку́дрие • прелюбоодея́ние (что-то вроде спецодежды) • безопасные в…

  • * * *

    Не сомневайся во мне: когда-то предам. Впрочем, это вопрос терминологии. В чём-то смышлёные не по годам, В чём-то и вовсе убогие, Сами решаем, кто…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments