gvardei (gvardei) wrote,
gvardei
gvardei

Categories:

РЕЦИДИВ

А давай правда Пантеонушко стретимса одноклассниками, а?

Этош какое чюдо когда все так сойдутца и начнут задушевный разговор. Все такие поношенные, потёртые, избитые в боях и походах, да же? И как мы обнимемса в орляцком кружке как заголосим нашу отрядную «Равняемса на Гулю Королёву», так ведь кто-нибуть обязательно не выдержит и инфаркнетца. То есть душевно погуляем.

Я думаю надо стретитца у тебя. Ну то есть не бойса, не на дачьке же, там у тебя шипко шикарно, а где-нибуть в Москве посидим, где попроще. Я посмотрел по названьям, так мне приглянулися простотой своей либо Царская Охота, или ж Недальний Восток, ибо ж Вертинцкий. В последнем наверно хорошо вообще, тихо так и только дух самого Вертинцкого ходит вдоль столиков и воет што-нибуть наше, отрядное… «Вы уходите ваше ничтожество полукровка ошибка о блять...» То есть самая нужная атмосферка. Помниш ли как мы вечёрками собиралися за гаражами околе полтинника всем классным коллективом и пели хором «Наши пальцы пахнут ладаном»?..

Вот посидим, поглядим друк на друка, сплакнём и-краткою, водочьки выпьем, закусим курочькой хлепца, и покажетца нам, што только вчера школу бросили. Споминания пойдут, ох, такие укромные, такие заветные, только держися… Подсядет к тебе скажем какой бородатый весь в медалях, видимо партизан, и скажет смущённо: а ведь я тебя Пантеон с первово класса любил… Как так, скажеш ты, я только в пятом пришол в эту школу? А вот так, скажет партизан, я тебя предчуствовал за четыре года есчо… Вот так раскроетца страшная тайна любви. Ну или ко мне подсядет он же и скажет: а ведь я тебя Гвардей с первово класса не любил… Как же так, скажу, а штоже ты меня всё время выдвигал в пионерцких лидеров? А он: я всё надеялса, што тебя там кулаки или контрэволюционеры убьют… То есть таил змею на груди. Прости, Гвардей. Теперь я всё понял и готов несть заслуженный позор. Но я ево прощу, хотя и вправду пионерцкое моё децтво было очень опасным, и не раз тёмными вечерами я слышал за спиной грязное кулацкое дыханье. Там главное было не обернутца: обернулса, - и бабаси. Мне расказывали ветераны.

Ну вот водок понапьёмса, Вертинцкого угостим, он бутто наш, отрядный, пусть порадуетца с тово света. И потом начнём делитца успехами и достиженьями. Первым конечно этот бородатый партизан. Достанет он из гитраново футляра пистолет-пулемёт Шпагина, а на прикладе пяддесят тыщ зарубок: «Это я на Брянщине столь фашиста укокал. За то меня товарищ Сталин наградил своим личным профилем. Гляньте»: (и вправду, боком повернётца, чисто Иосиф Виссарьоныч, только с бородою)

Потом знать другой встанет, видно што академик потому как в троих очьках. Фамильи он не назовёт, потомушто секрет. Он вот што скажет: «Я роботов делаю и посылаю их Венеру и Марс осваивать тайком от мериканцев. У меня уже пяцот удачных роботов там осваивают ихние пашни и строют заводы. СШАшники приедут, дурачьки, а там везде наши роботы ходют и поют наш гимен. Только вы никому не говорите особенно мериканцам». Пантеон, и ты никому не проболтнись, будь ласка, а то престиш пострадает.

Потом речь возьмёт какой-то с брильянтовыми зубами, он скажет так: «Я стал благодаря вам мои родные очень богатым человеком, недаром вы меня дразнили и издевалися мистером Твистером, теперь у меня заводы, газеты, пароходы, так што вот я тут заказал, послушайте». И тут выйдут Поль Могкартей и Ринга Стар и споют на басу и барабанах «Baby you’re a rich man», и Вертинцкий им подпоёт тихонько. Ну тут уш понятно наших восторгов будет не унять. Поль и Ринга сядут с нами и тоже квасить начнут.

Потом станет какая-то такая в годах уже и помолчав минут пятнацать скажет: а я ни хрена не достигла, простите меня идеотку. Я только што деток рожала. Вот они, в окна пялютца. Мы глянем, мать чесная, все окна в ресторанке позалеплены всякими разными физиономяьми, человек шешдесят, беленькие, чёрненькие, всякие разные. Мы спросим: а как ты успела столько-то? А она: да как сказать… Часть я нарожала, часть мужик приводил от других баб. Но они все для меня родные и грамоте разумеют. И тут мы все как захлопаем и разрыдаемса, и эта которая в годах тоже сплакнёт и скажет: то есть я правильную политику вела, што рожала. И тут под гром курантов появитца фьючер-президент Ведмедев и повесит ей на груть шесть-семь орденов «Мама, милая мама». И он тоже сядет выпьет, даже начнёт вспоминать што когда-то училса в Томске в школе и чуть ли не в питидисятой и чуть ли не нашево года выпуска… Ну, и нам тоже што-то вроде припомнитца…

Только вот как начнут подбиратца к нам, дескать Гвардейко, Пантеонушко, скажите чево вы там наворотили за эти блять двацать шесть лет, - ага, тут мы посмурнеем и вотку кушать станем втрое усиленно… Што им сказать-то? Ни роботов в космос не пуляли… Ни фашиста не уконтрапупили ни единово… На двоих у нас с тобой один твой сын, и тот заграницею… Мильонов попой и кровью заработанных за нами тож не числитца… Так што пожалуй мы столь на вотку наляжем-то што от нас скоро оцтанут: дескать, пацаны утрудились и спать желают…

Но всё одно, надо, надо стретитца. Этош какое чюдо когда все так сойдутца и начнут задушевный разговор… Иль я уже на второй круг пошол, да? Бывает. Ну до свиданья. Ты там Вертинцкого откупи заране.

Твой бывалый одноглазник (хахаха, помниш веть нашу отрядную шютку?!) Гвардей Цытыла
Subscribe

  • УТРЕННЕЕ УПРАЖНЕНИЕ

    Не вижу ничего плохого в том, что, как мне стало известно, с некоторой поры появилась тенденция, которая, по мнению большинства экспертов, вносит…

  • НОВЫЕ АКТЁРСКИЕ АМПЛУА

    (да-с, эпоха узкой специализации докатилась и до чад мельпомениных) • Удивляющийся работе эскалатора • Наблюдающая за раком, ползущим по…

  • НАПЕРСТНИКИ РАЗВРАТА

    Ну, каюсь, поначалу невдомёк мне было, что за «наперсники разврата». Это Лермонтов, «Смерть поэта»: «Но есть и божий суд, наперсники разврата!»…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments