?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Flag Next Entry
СТРАННОСТИ САМОЛИКВИДАЦИИ
gvardei
94vjqrRLvBU

Наконец-таки добрался до одной книжки, на которую давно косил глазом: «Искусство рассуждать о книгах, которых вы не читали», Пьер Байяр (Comment Parler Des Livres Que L'on N'a Pas Lus, Pierre Bayard). У него же есть «Искусство рассуждать о странах, в которых вы не бывали»; ну, что же, богатая жила, почему бы не поэксплуатировать…
*
Книжка очень лукавая, потому что в ней довольно много точных наблюдений, ощутимо укалывающих интеллектуальное самолюбие. Ну, например,

«Рассуждать о непрочитанных книгах, а также о том, как мы о них беседуем, сложно еще и потому, что понятие «непрочитанности» очень расплывчато: сложно сказать, лжем мы или нет, утверждая, что некую книгу мы читали. Эти высказывания предполагают, что мы можем провести четкую границу между «читали» и «не читали», хотя на самом деле между этими двумя полюсами находится множество промежуточных способов приобщения к тексту».


(ну, скажем, в своё время я запоем читал Милорада Павича, - хоть убей, не припомню ничего. Помню, что красиво, помню, что изящно, но ни сюжетов, ни имён, ничего больше.)

Или вот это, ещё боле царапающее:

«В то самое время, пока я читаю, я начинаю забывать то, что прочел, и процесс этот неизбежен, он длится и достигает когда-нибудь такой точки, где все выглядит, как будто я никогда и не читал этой книги, и там меня можно приравнять к тому, кто ее не прочел, — и ведь я в самом деле мог ее не читать, будь я более дальновидным. Формула «я прочел книгу» представляет собой, следовательно, стилистическую фигуру под названием «метонимия» — перенос значения с части на целое. Строго говоря, мы можем утверждать только, что прочли некоторую часть книги, большую или меньшую, и даже этой части суждено рано или поздно быть забытой».

(вспоминая свои любимые «Сто лет одиночества», скажу лишь то, что пишут в учебниках: история многих поколений семейства Буэндиа и иных обитателей города Макондо. Ну, про бабочек вспомню, про записки с забываемыми словами, про особо бурные эротические сцены. И всё. Но я читал, верно говорю. Три раза, кстати.)

*
Однако в процессе чтения этой невеликой книжки в голове моей бегали-прыгали и иные мысли, иногда выстраиваясь в более-менее стройную цепочку.
*
Пьер Байяр, до того мне вовсе неизвестный, в рецензиях именуется «специалистом по литературоведческому эпатажу и знатоком психоанализа». Примем это к сведению.
*
По сути дела, писать книгу про то, что, вообще говоря, книг можно и не читать, - само по себе эпатажно. Но вот же, - я человек искушённый и высшим материям сопричастный, а прочитает ту же книгу кто попроще, так он же всё за чистую монету примет, воспримет текст сей, как манифест ничегонечитальщиков и всёбезчитанияпонимальщиков.
*
То и странно, что автор двух десятков книг, 64-летний француз, преподаватель Université Paris-VIII, пишет книжку, в которой обстоятельно, цитируя Музиля, Поля Валери, Умберто Эко и прочих, доказывает мне, что чтение, по сути своей, избыточно и бессмысленно, следует учиться ориентироваться в книгах и идеях, а не читать оные.
*
Как общеизвестно, Иисуса предал не мальчик с улицы, а один из его учеников.
*
Дом Романовых рухнул в феврале 1917 года благодаря тем, кого этот самый дом кормил с руки три столетия, - ну, то есть благодаря дворянству.
*
СССР рухнул благодаря тем, кого этот самый СССР сделал людьми и подарил высокое социальное положение, - ну, то есть пятидесятилетним номенклатурщикам.
*
Феминистки поднялись на холивар за свои исконные права и меньше, чем за столетие добились-таки своего, вытравили из женщины женственность.
*
Таким примерам несть числа. А эти приведены здесь лишь для того, чтобы провести уже кажущуюся очевидной мысль – культуру погубят не гопники из предместий, а эпатажная профессура и иже с ней.
*
И ещё одна странность. С книгами идёт борьба с помощью книг. Телевидение уничижают и гнобят в телевизионных шоу. Всемирную сеть демонизируют и всячески склоняют во всемирной сети.
*
Классика диамата.
*
«Таким образом, с развитием крупной промышленности из-под ног буржуазии вырывается сама основа, на которой она производит и присваивает продукты. Она производит прежде всего своих собственных могильщиков. Ее гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны». (с)